]


Создавать ли Китаю и России союз?

19 января 2021 г. 14:51:35

В китайских и российских академических кругах сторонники образования союза России и КНР появились уже давно, но их идеи не стали мейнстримом. Правительства обеих стран всегда придерживались политики стратегического партнерства, а не создания союза, и вопрос о его создании не стоит на повестке дня китайско-российского диалога.

Однако на пленарном заседании дискуссионного клуба «Валдай», состоявшегося в октябре 2020 г., президент В. Путин заявил, что теоретически не исключается возможность создания китайско-российского союза, хотя сейчас в этом нет необходимости. Официальный представитель МИД Китая дал положительную оценку этой инициативе, хотя и выразил это косвенным образом. Эта реакция была подтверждена словами министра иностранных дел КНР Вана И, который вместо привычного заявления о нежелании Китая вступать в союзы отметил, что для развития стратегического партнерства между двумя государствами нет областей, по которым они не могут сотрудничать. Такие слова представителей двух стран сигнализируют о филигранной нюансировке в риторике, что придает вопросу создания союза актуальность.

Краткая история китайско-российского союзничества

Как показывает история, именно с Россией у Китая было заключено наибольшее, по сравнению с другими странами, количество альянсов. Две страны вступали в союзнические отношения трижды: во времена Империи Великой Цин, Китайской Республики и Китайской Народной Республики.

В июне 1896 г. Китай и Россия подписали в Москве союзный договор (договор Ли-Лобанова), также известный как китайско-русский секретный договор. Это был первый официальный союз в истории российско-китайских отношений. Договор был предложен Россией для защиты от агрессии Японии сроком на 15 лет. С российской точки зрения, основной целью договора было обеспечение ее присутствия в Северо-Восточном Китае для получения в Поднебесной и на Дальнем Востоке конкурентного преимущества перед Японией. После поражения в 1894 г. в первой китайско-японской войне Китай, помимо выплаты огромных сумм репараций, обязали уступить полуостров Ляонин, Тайвань и острова Пэнху (Пескадорские острова) Японии. В 1895 г. Россия объединила усилия с Францией и Германией, чтобы заставить Японию вернуть Китаю полуостров Ляодун, переданный ей по Симоносекскому договору. Такой шаг дал Поднебесной основания надеяться и полагать, что Россия поможет Китаю в его противостоянии Японии.

Этот союз был лишь иллюзией. В 1898 г. Россия вынудила правительство династии Цин сдать в аренду Порт-Артур. В 1900 г., после восстания боксеров Россия направила солдат для оккупации всей Маньчжурии (Северо-Восточный Китай) и даже участвовала в нападении на Пекин. Китайско-русское союзничество завершилось.

Согласно китайско-российскому секретному договору, Россия получила права на строительство Китайско-Восточной железной дороги, проходящей через Северо-Восточный Китай до Владивостока. Предполагалось, что строительство Китайско-Восточной железной дороги позволит России при необходимости направить в Китай солдат и материальную помощь. Однако после окончания строительства железная дорога так и не была использована по назначению. Фактически она стала причиной конфликта между двумя странами. Китай и Россия непрерывно спорили о том, кому принадлежит Китайско-Восточная железная дорога и кто имеет права на ее использование, что в результате привело к советско-китайскому конфликту в 1929 г. — крупнейшему вооруженному противостоянию между двумя странами за всю историю их дипломатических отношений. Проблема Китайско-Восточной железной дороги стояла на повестке дня полвека, вплоть до 1950 г., когда Советский Союз вернул железную дорогу Китаю.

14 августа 1945 г. в Москве националистическое правительство Китая и Советский Союз подписали Советско-китайский договор о дружбе и союзе, который стал вторым официальным союзническим соглашением двух стран и действовал на протяжении 30 лет. Основой для заключения договора стала совместная борьба с Японией, но на следующий день после подписания соглашения Япония объявила о капитуляции. Хотя в названии этого договора были слова «дружба» и «союз», по заявлению Чана Кайши, занимавшего на тот момент пост президента Китайской Республики, договор не обеспечивал ни дружбу, ни союзнические отношения. СССР подписал договор, чтобы обеспечить независимость Монголии от Китая, а также вновь получить особые права в Маньчжурии. Целью китайского правительства в то время было не допустить сохранение присутствия Советского Союза в Маньчжурии после победы над Квантунской армией Японии. Кроме того, Китай надеялся, что Советский Союз поддержит Националистическую партию в ее войне против Коммунистической партии Китая. Благодаря этому союзу Россия добилась официального признания Китаем независимости Монголии, совместного владения и эксплуатации Китайско-Восточной железной дороги, а также получила права на использование порта Далянь и была освобождена от выплаты таможенных пошлин. Кроме того, она получила разрешение на аренду Порт-Артура в качестве военного порта.

Второй период китайско-российского союзничества оказался непродолжительным. В 1949 г., после создания Китайской Народной Республики, Советский Союз установил дипломатические отношения с новым правительством Китая. Он разорвал отношения с правительством Чан Кайши, аннулировав в 1950 г. Советско-китайский договор о дружбе и союзе.

В феврале 1950 г. Советский Союз и Китай подписали Советско-китайский «Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи», ставший третьим и пока последним официальным китайско-российским договором о союзнических отношениях. Договор подписывался на 30 лет. По его условиям, ни одна из сторон не должна вступать в союз против другой, участвовать в каких-либо действиях против другой страны, и если одна из них подвергнется нападению со стороны Японии, другая сделает все возможное для оказания военной и иной помощи. По соглашению, Советский Союз обещал безвозмездно передать Китаю все права и имущество Восточно-Китайской железной дороги, покинуть свою военно-морскую базу в Порт-Артуре и даже передать Китаю все имущество СССР в Даляне. Кроме того, Советский Союз должен был предоставить Китаю заем в 300 млн долл.

Этот союз разительно отличался от предыдущих китайско-российских объединений. Он затрагивал все сферы: политическую, экономическую, дипломатическую, а также сферу идеологических интересов и интересов в области обеспечения безопасности. Такой союз был очень выгоден Китаю. Хотя эти союзнические отношения продлились дольше, чем предыдущие, сторонам все же не удалось до конца осуществить намеченные планы. По истечении 10 лет после подписания соглашения между двумя странами наметился разлад. В начале 1960-х гг. отношения были публично разорваны, а к концу 1960-х гг. Китай и Советский Союз стали врагами — альянс существовал только на бумаге. В 1969 г. напряженность между КНР и СССР вылилась в военный конфликт на о. Чжэнбао (о. Даманский), провинции Хэйлунцзян, в районе р. Теректы (Тиелекети) Синьцзян-Уйгурского автономного района. Над двумя странами нависла опасность полномасштабной войны. Китай и Советский Союз стали самыми опасными врагами друг для друга — даже более опасными, чем те враги, для защиты от которых изначально создавался этот союз. Альянс оказался совершенно бессмысленным, и две страны вступили в длительный период взаимной изоляции. В 1980 г., по истечении действия договора, продлевать его не стали.

Эти примеры свидетельствуют о том, что судьбы существовавших союзов в чем-то схожи, хотя они существовали в разное время и имели различную специфику. Все три были недолговечными, самый продолжительный длился всего около 10 лет, а самый короткий закончился почти сразу же после создания. Появление каждого из трех союзов было сопряжено с огромными надеждами, а распад сопровождался ухудшением отношений еще до официального окончания действия договора. Причина разрыва союзнических отношений заключалась не в исчезновении внешних угроз, а в возникновении существенных разногласий между двумя странами. Все три альянса на короткое время поднимали двусторонние отношения на более высокий уровень, после чего последние скатывались до еще более низкого уровня, чем до создания союза.

Преимущества и недостатки альянса

Российско-китайский диалог: модель 2020. Доклад РСМД, ИДВ РАН и ИМИ Фуданьского университета

Учитывая, что китайское правительство неизменно придерживается принципа неприсоединения, академические круги Китая не считают вопрос о создании союза первостепенным. Тем не менее он все же имеет определенное значение.

Согласно положениям теории альянса, союз Китая и России отвечает интересам обеих стран. Ни КНР, ни РФ не могут присоединиться к западному лагерю. Соединенные Штаты не смогли бы принять ни одну из стран в качестве союзника, что закрывает путь Китая и России к вступлению в международную коалицию, в которой лидирующая роль принадлежит США. В то же время с ухудшением китайско-американских и российско-американских отношений и Китай, и Россия сталкиваются со все более серьезным стратегическим давлением и угрозами своей безопасности. В этом контексте потребность в альянсе становится еще более насущной для Китая и России. Им необходимо заключить союз со странами, обладающими схожими стратегическими интересами, особенно с сильными, чтобы ослабить международное давление.

Сторонники союза считают, что союз Китая и России не приведет к существенному изменению характера отношений великих держав, не усугубит структурные противоречия в их отношениях с Соединенными Штатами и не станет причиной конфронтации между КНР, РФ и США.

Они утверждают, что альянс — это не новая холодная война, а модель поведения, отвечающая современным реалиям и не обязательно связанная с менталитетом времен холодной войны.

Поскольку военная мощь Китая не превышает военной мощи России, китайско-российское союзничество не будет альянсом неравных партнеров, и ни одна из сторон не будет подавлена другой. Однако, объективно, общий баланс сил будет смещен в сторону Китая.

Китайско-российский альянс будет объединением союзников, а не друзей. Он будет основан на общих интересах, а не на симпатии. Следовательно, «доверие» — не проблема. Пока у стран есть общие интересы, существование такого альянса возможно.

Наконец, сторонники создания союза считают, что Китаю следует отказаться от следования принципу неприсоединения, поскольку он не всегда последовательно придерживается этого курса, его не придерживаются и большинство стран мира.

Вышесказанное, несомненно, указывает на благоприятные условия для создания союза и положительные последствия его существования. Однако вопрос заключается в том, что не до конца доказана рациональность и возможность возникновения такого альянса. Что еще более важно, отсутствуют исследования возможных негативных последствий и побочных эффектов, которые могут возникнуть после формирование альянса. Трудно дать всестороннюю оценку политической инициативы, выделяя только ее потенциальные положительные последствия и игнорируя отрицательные.

Союз между Китаем и Россией потенциально может способствовать повышению уровня двусторонних отношений. Однако вряд ли это существенно повысит их реальный уровень и будет способствовать развитию двустороннего сотрудничества в различных сферах. Стратегическое партнерство — это уже достаточно высокий уровень развития отношений, который не ограничивает сотрудничество между двумя странами. Если потенциал такого сотрудничества еще не раскрыт в полной мере, то альянс не станет ключом к началу стратегического партнерства. В этом и состоит причина, по которой создание союза слабо повлияет на китайско-российское практическое сотрудничество.

В последние годы Китай и Россия, насколько это возможно, оказывают друг другу поддержку в конфликтах с другими крупными державами в рамках проводимой ими внутренней политики: в споре на о. Дяоюйдао (Сенкаку) между Китаем и Японией, военном противостоянии Китая и США в разрешении кризиса в Южно-Китайском море и Тайваньском проливе, в российско-грузинской войне, вопросах Крыма. Создание союза не станет причиной, по которой две страны начнут проводить совершенно иную политику по схожим вопросам, то есть объединение стран в альянс не поможет существенно изменить позиции обеих стран в такого рода ситуациях.

Альянс и стратегический партнер — это совершенно разные статусы, ожидания и требования к которым на психологическом уровне сильно различаются. Будучи союзниками, две страны будут рассматривать друг друга с разных сторон, предъявлять различные требования и устанавливать более высокие стандарты для своих отношений. Было бы чрезвычайным упрощением ожидать, что деятельность альянса будет распространяться только на сферу безопасности, не оказывая никакого влияния на другие области двусторонних отношений. Хотя альянс в основном связан с концепцией обеспечения стратегической безопасности, он также приведет к возникновению новых требований, которые будут предъявляться к сотрудничеству в политической, дипломатической, экономической и других областях китайско-российских отношений.

По мере повышения стандартов и роста ожиданий в двустороннем сотрудничестве, обстановка становится все более благоприятной для проявления разочарования и неудовлетворенности, а их постепенное накопление в конечном итоге послужит причиной разрушения отношений. Таким образом, альянс — это палка о двух концах: с одной стороны, двусторонние отношения углубляются, но при пессимистичном сценарии развития событий он может служить инструментом для нанесения ущерба отношениям между странами. Какой результат даст создание союза, зависит от конкретной ситуации и условий.

Союз между Китаем и Россией окажет глубокое влияние на международную политику и отношения великих держав. Было бы опрометчиво полагать, что такое объединение существенно не изменит мировую политику. При этом обсуждение плюсов и минусов создания такого альянса остается открытым. Союз Китая и России, несомненно, будет стимулировать формирование двух лагерей и способствовать развитию международной политики в соответствии с принципом «Одна страна, две системы». В то же время и Китай, и Россия — крупные страны, что отличает такой союз от альянса между большой страной и страной маленькой. Равное положение Китая и России, определенно, повлияет на внешнюю политику двух стран, даже на их стратегию и направление развития, а также на их отношения с другими крупными державами. Улучшение стратегических возможностей КНР и РФ также накладывает определенные ограничения на возможность их стратегического маневра, что для них нежелательно.

Союз может быть полезным для Китая и России, но избежать затрат и рисков не удастся. Его создание может также привести к негативным последствиям.

Для Китая и России объединение в союз является залогом доверия и долгосрочных будущих отношений между ними. Согласно теории альянса, есть две основные проблемы, связанные с союзничеством: первая — это страх быть брошенным союзниками в кризисной ситуации; другая — страх быть втянутым союзниками в нежелательную войну. Китайско-российский союз также столкнется с испытанием этими опасениями. Альянс — это военный блок, который предполагает формирование единого фронта в области военной безопасности и взаимную поддержку в случае нападения на одну из сторон. Можно с уверенностью сказать, что ни Китай, ни Россия к этому не готовы. Было бы опрометчиво утверждать, что другая сторона не будет вести войну или, что небольшая война не потребует поддержки союзника. Это означает не только неготовность к выполнению договора о союзе, когда это необходимо, но и риск его невыполнения. Фактически одна сторона в войне, большой или малой, будет требовать поддержки другой. Без такой политической подготовки фундамент российско-китайского союза будет ненадежным и хрупким, и союзничество неизбежно закончится печально, разрушив взаимное доверие между Китаем и Россией, накопившееся за десятилетия. Восстановить его будет непросто.

Предпочтение по-прежнему отдается гибкому стратегическому партнерству

Для создания альянса решающим фактором является вопрос о том, изменят ли Китай и Россия свою текущую политику и двусторонние отношения таким образом, чтобы они отвечали интересам союза. На практике осуществить переход от политики неприсоединения к курсу на развитие союзнических отношений гораздо сложнее, чем в теории: необходим внимательный учет различных факторов и трезвая оценка всех плюсов и минусов.

Пока нет никаких признаков того, что Китай готовится вступить в союз с Россией. Хотя В. Путин на словах смягчил свою позицию по этому вопросу, этого недостаточно, чтобы доказать, что вступление в союз с Китаем стало направлением российской политики. И неясно, есть ли у России желание вступить в альянс с Китаем. В российских академических кругах поддержка вступления в такой союз не стала мейнстримом. Многие опасаются, что союз с Китаем сделает Россию «младшим партнером» Китая, и она будет втянута в возможную конфронтацию Китая и США. В России предпочитают «сидеть на вершине горы и наблюдать, как дерутся тигры».

Если учесть все эти факторы, стратегическое партнерство остается оптимальной формой взаимодействия для Китая и России. Хотя уровень стратегического партнерства не так высок, как союзнических отношений, он больше соответствует логике развития китайско-российского взаимодействия, ближе к их нынешнему эшелону и состоянию и представляется более подходящим для внутриполитической среды двух стран. Стратегическое партнерство с готовностью принимается и поддерживается в обеих странах элитами и общественностью, которые придерживаются различных взглядов. Оно охватывает больше сфер сотрудничества и может в большей степени способствовать урегулированию проблем и противоречий в двусторонних отношениях, поэтому такое партнерство с меньшей вероятностью будет политизированным или эмоциональным. В отличие от союза модель отношений, построенных на партнерстве, обладает большей гибкостью, которая позволяет ей функционировать дольше, быть реализованной в различных внутриполитических и международных условиях и поддерживать сотрудничество на протяжении долгого времени, в то время как сохранение союзнических отношений в долгосрочной перспективе дается Китаю и России нелегко.

Иными словами, у китайско-российских отношений очень сложное прошлое, а доверие — одновременно недостающий и ценный ресурс. Только обеспечив постоянное укрепление взаимного доверия и не допуская прерывания отношений, можно гарантировать долгосрочную стабильность китайско-российских отношений. Модель стратегического партнерства как нельзя лучше подходит для этой цели.

Хотя у стратегического партнерства есть ряд преимуществ, на данном этапе вопрос заключается в том, может ли такое партнерство актуализироваться в условиях ухудшения китайско-американских и российско-американских отношений. В случае ухудшения ситуации в области безопасности следует ли Китаю и России стремиться к заключению союза?

Для России и, особенно, для Китая вступление в союз будет означать отход от принципа неприсоединения, которому они следуют уже долгое время. В метафизическом смысле политика неприсоединения имеет ценностное значение.

Но в реальной международной политике этот принцип обладает не только ценностным значением, но и утилитарностью. Одна из целей политики неприсоединения — не вступать в конфронтацию. Однако союз не всегда связан с конфронтацией, целью его создания может быть и самооборона. Таким образом, вступление в союзы или проведение политики неприсоединения не является априори правильным или неправильным, справедливым или несправедливым, а зависит от конкретных ситуаций и целей. Поскольку международные отношения находятся далеко не в идеальном состоянии, в международной политике этот принцип неизбежно носит утилитарный характер, поэтому для стран он является одним из возможных политических инструментов, а не установленной догмой. Таким образом, в теории принцип неприсоединения не является непреодолимым препятствием.

Хотя у Китая и России есть возможность сформировать альянс, его создание может оказаться не самым благоприятным вариантом для китайско-российских отношений с точки зрения возможных последствий.

Для Китая и России важнейшей функцией союза является, во-первых, обеспечение поддержки другой стороны в случае войны и, во-вторых, нейтрализация угрозы их безопасности, исходящей от Соединенных Штатов. В случае войны с третьими странами трудно представить, что одна из сторон придет на помощь другой, хотя вероятность развертывания войны между великими державами невелика, а нейтрализация угрозы безопасности является стандартной функцией альянсов. Однако с формированием альянса эта функция сдержек и противовесов достигнет своего предела.

Соединенные Штаты были обеспокоены возможностью появления союза между Китаем и Россией. Теперь, когда о вероятности создания такого партнерства стало известно, беспокойство стало реальностью, а потому сошло на нет.

В этом отношении действия в духе «натягивания тетивы без пуска стрелы» — еще более мощный и эффективный способ противодействия угрозам безопасности, то есть оставлять возможность для вступления в альянс, в него не вступая. Такой формат отношений предоставляет большие возможности для развития стран и дает Китаю и России более широкую свободу стратегического маневра. Модель стратегического партнерства может привести к таким результатам. Китайско-российское стратегическое партнерство включает в себя сотрудничество в области безопасности и в военной сфере, и теперь странам нужно лишь укрепить его. Главное отличие такого партнерства и альянса состоит в том, что нет формального обязательства по оказанию военной поддержки другой стороне в случае войны. Тем не менее никакие санкции за отказ от такой поддержки не налагаются.

Китай и Россия имели опыт оказания военной поддержки, официально не пребывая в союзнических отношениях. В июле 1937 г. в Китае официально началась война Сопротивления японским захватчикам. На второй год Китай и Советский Союз подписали китайско-советский пакт о ненападении и китайско-советский торговый пакт. После этого Советский Союз предоставил Китаю заем в размере 250 млн долл. для закупки оружия у СССР, в результате чего Китай закупил у Советского Союза большое количество танков, самолетов, артиллерии, огнестрельного оружия и другой военной техники. Советский Союз даже отправил группу военных летчиков-добровольцев в помощь Китаю: более тысячи советских летчиков прибыли для участия в боевых действиях против японской армии непосредственно на территории Китая. Оказание военной помощи Китаю со стороны Советского Союза продолжалась до апреля 1941 г., когда Советский Союз и Япония подписали пакт о нейтралитете.

Не менее важно, что, выполняя необходимые функции по обеспечению стратегической безопасности, модель стратегического партнерства может избежать ряда негативных последствий, возникновение которых вероятно в результате создания союза. Стратегическое партнерство также вовсе не обязательно исключает политический принцип неприсоединения.

Союз является возможным вариантом развития событий, но на его создание стоит идти только в крайнем случае. Возможным условием создания китайско-российского альянса является прямая и серьезная угроза безопасности как Китая, так и России со стороны США, которая может привести к началу военной конфронтации, в результате чего обеспечение безопасности станет первостепенной стратегической потребностью обеих стран.

В контексте нынешних отношений КНР, РФ и США объединение Китая и России в союз означает, что США становятся открытым врагом. Хотя такой союз и может способствовать снижению угрозы со стороны США, сам факт, что великая держава становится врагом, оказывает огромное стратегическое давление. Аналогичная ситуация наблюдалась во время холодной войны: триада Китай-США-СССР снизила угрозу безопасности Китая, исходящую от Советского Союза, но не решила проблему безопасности Поднебесной, потому что сама угроза не была устранена, а Китай просто повысил свою способность противостоять ей. На самом деле эта угроза была устранена только после восстановления нормальных отношений между Китаем и Советским Союзом. То же можно сказать и о СССР: стратегическая конфронтация между Китаем и Советским Союзом закончилась только того, как между двумя странами вновь установились дружеские отношения.

С этой точки зрения для Китая и России нормальные отношения с Соединенными Штатами являются лучшим способом устранения стратегического давления и угрозы. Несомненно, и КНР, и РФ хотят сотрудничать с США, ведь это в их интересах. Но возможность такого сотрудничества зависит и от намерений Соединенных Штатов: без позитивного взаимодействия невозможно развитие сотруднических отношений. Теперь следующий шаг за США, хотя они, конечно же, считают наоборот.

Вывод прост: Китай и Россия должны поддерживать стратегическое партнерство, в полной мере использовать предоставляемые им возможности, не исключая вероятность создания союза. Обеим странам не следует ограничивать свой стратегический выбор. Если международная ситуация продолжит ухудшаться, существует вероятность, что стратегические и военные угрозы безопасности Китая и России возрастут. В определенный критический момент альянс может стать насущной потребностью КНР и России.

Чжао Хуашэн, Профессор Института международных исследований Фуданьского университета


Источник