]


Если малый бизнес лишится лесосеки, дальние деревни вымрут

Владимир Станулевич

28 июля 2021 г. 10:24:02

О важности малого бизнеса говорят все чиновники, но малых предпринимателей всё меньше, и изменений к лучшему не предвидится. Почему говорится одно, а получается по-другому, ИА REGNUM рассказал председатель «Союза лесопромышленников Архангельской области» Андрей Зубов.

Андрей Зубов, председатель «Союза лесопромышленников Архангельской области»

Личный архив Андрея Зубова

Владимир Станулевич: Говорят, что государство сделало ставку на крупный бизнес для управляемости экономики аппаратными методами, а малый бизнес по остаточному принципу. Это правда?

Андрей Зубов: Относительно лесной отрасли так и получается. Государство говорит о малом бизнесе как основе экономики, а происходит наоборот. За последние пять лет, например, на 30−35% меньше предпринимателей, работающих с лесом. За 10 лет их уже на 60% меньше. Мы видим результат — малый бизнес умирает.

Владимир Станулевич: Каков прогноз по малому бизнесу на ближайшие десять лет?

Андрей Зубов: Если не изменить ситуацию, то малых предприятий будет процентов 5 от нынешнего количества.

Владимир Станулевич: Чем силен малый бизнес? Какие уникальные товары производят малые предприятия Архангельской области?

Андрей Зубов: В первую очередь, отделочные строганые пиломатериалы, евровагонка, от плинтусов до конструкционных элементов, рамы, стулья. Крупные предприятия Архангельской области их не производят. Малый бизнес производит больше добавленной стоимости, более гибкий и подстраивается под спрос.

Владимир Станулевич: Какие конфликты есть между малым и крупным бизнесом по лесу?

Андрей Зубов: У малого бизнеса забрали всё что можно, осталась только муниципальная лесосека. Мы говорим — окей! Если муниципальная лесосека не используется грамотно, то давайте промониторим Архангельскую область на предмет малых предприятий, которые работают на этой лесосеке, где люди официально работают, платят все налоги. Таких остались единицы — один — два на район! Давайте их обеспечим лесом, а остальное распределяйте как хотите — такое «ручное управление» в зависимости от ситуации. А не так, что основное отдать холдингам, а малым предприятиям ничего не останется. Если заработок от небольших лесопилок в деревнях кончится, население возмутится, как по Шиесу, или прокатит власть на выборах.

«Малое» предприятие «Аквилон» в Плесецком районе Архангельской области, производящее сухие пиломатериалы на экспорт

© А. Зубов

Владимир Станулевич: Малый бизнес обвиняют, что он недоплачивает налоги, выпускает продукцию низкого качества, не оформляет работников…

Андрей Зубов: О всех предприятиях нельзя так говорить — всякое бывает от безысходности. Экономическая эффективность, налоги и сохранение стабильной ситуации иногда противоречат друг другу. Социальная роль бизнеса — она важнее, ее деньгами не измерить. Малый бизнес платит налоги, в последнее время особенно. Осталось очень мало лазеек, чтобы работать нечестно. Да, малые предприятия на внутреннем рынке на 30% работают не совсем честно, но если они занимаются экспортом, то у них 100% легальный доход. У крупных предприятий, холдингов есть возможность создавать оффшорные предприятия, у малого бизнеса, при его низком обороте, это невозможно.

Владимир Станулевич: Социологи считают, что люди из малого лесного бизнеса, лишившись работы, в первую очередь протестовали на Шиесе…

Андрей Зубов: Я бы не сказал, что все люди в малом бизнесе, потеряв работу, пошли протестовать. Бизнесмен, потерявший дело, где-то найдет себя в другой сфере, а негатив копится у простых людей, которые остались в деревнях без работы.

Крупный бизнес часто не доходит до дальних деревень. Еще недавно в каждом поселке были частные лесопилки, не все они платили налоги, не все пилили качественную доску, но они были источником дохода для населения. Им сказали, что они должны платить налоги, заниматься лесовосстановлением, делать исключительно качественную продукцию — а если не будут, то их закроют. Доходов у населения не стало, государству пришлось прямо вкладывать в деревни деньги, чтобы люди не уехали и не протестовали. А нужно было принять законы, которые оставляли бы зазоры для отдаленных территорий. Государство должно стимулировать развитие дальних уголков, предоставлять бесплатно лес, предоставлять земли. Так происходит во всем мире.

Владимир Станулевич: Есть примеры, как малый бизнес кормил какую-то деревню, закрылся, и деревня стала умирать?

Андрей Зубов: Это вся Архангельская область.

Владимир Станулевич: Что-то изменилось с приходом в Архангельской области нового губернатора А. Цыбульского?

Андрей Зубов: В отличие от прежнего губернатора, который прямо говорил, что малый бизнес не нужен, Александр Цыбульский так не высказывается, а говорит, что «надо подумать». Есть понимание, что малый бизнес должен быть.

Владимир Станулевич: Ваш Союз лоббировал через депутатов Госдумы малый бизнес?

Андрей Зубов: Лоббировали много лет, обращались в соответствующий комитет Госдумы. Работы было сделано очень много, в том числе через районное и областное правительство.

«Малое» предприятие «Аквилон» в Плесецком районе Архангельской области, производящее сухие пиломатериалы на экспорт

© А. Зубов

Владимир Станулевич: Что предлагалось?

Андрей Зубов: В 2013 году в Улан-Уде Путин дал поручение разработать законодательство по поддержке малого бизнеса. Мы писали поправки в законы о заключении договоров аренды леса, об их продлении, предлагали закон о конкурсах — чтобы предприятие, которое имеет свою лесопереработку, могло получить лесофонд. Законы о пролонгации аренды, о заключении договора аренды на новый срок и о конкурсах были приняты после Госсовета через 5−6 лет. Долго ждали.

Но он оказался так хитро составлен, что никто не может аренду продлить. Ни одно предприятие не смогло законом воспользоваться и огромные лесосеки ушли от малого и среднего бизнеса к крупному.

Почему этого не видит правительство РФ? Прежде всего из-за влияния крупного бизнеса. Малый бизнес не может собрать и донести до федерального правительства весомых аргументов, и сказать — помогите, пожалуйста!

Владимир Станулевич: Есть примеры тесного сотрудничества крупного и малого бизнеса без конфликтов?

Андрей Зубов: С одним крупным предприятием мы имеем договоры на заготовку неудобных для их производств лиственных лесосек. Но работа малого предприятия по такой схеме неэффективна. Чтобы предприятие развивалось, необходимо инвестировать в производство, смотреть в будущее.

Владимир Станулевич: Произошел резкий скачок цен на стройматериалы, на доски, которые в основном делают малые предприятия. В чем причины?

Андрей Зубов: Спроса на доски не было год — два на внутреннем рынке, даже небольшой объем было тяжело продать. Сейчас, благодаря пандемии, народ побежал из городов, захотел в загородных домах устроить комфортную жизнь и работу. Это создало мировой спрос на стройматериалы. А их физически не произвести больше в несколько раз. Плюс доставка пиломатериалов из России в Америку выросла в пять раз. Конечно, это временно, рост цен остановится и они рухнут. Месяц, два, максимум три и пойдет резкий спад.

Владимир Станулевич: Это если закончится психоз с коронавирусом, а если нет?

Андрей Зубов: Цены рухнут в любом случае, потому что покупательская способность не позволит долго приобретать такой дорогой товар. Произойдет замена пиломатериалов на камень, гипс, пластик или что-то еще. Будут предлагаться более дешевые строительные решения.


Источник