]


«Позитивная дискриминация» русских – стратегия Ленина и большевиков

4 января 2022 г. 13:36:22

Популярное ныне определение «позитивная дискриминация» связывается в первую очередь с США, но существовала она – в иных, естественно, формах – и в большевистской России

В СССР национальная политика строилась на основе ленинской концепции ущемления прав государствообразующего народа в пользу этнических меньшинств. Историки называют такую политику «интернационалистский национализм».

В Америке и России

Популярное ныне определение «позитивная дискриминация» связывается с Соединенными Штатами Америки и странами, идущими в фарватере политики Вашингтона. В упрощенном виде обозначает привилегии для некоторых групп населения. Это могут быть дополнительные права, льготы, преференции.

Определение родом из 60-х годов минувшего века. Тогда указом президента США Джона Кеннеди неграм были предоставлены отдельные преимущественные права, направленные на преодоление неравенства в сфере образования, занятости и оплаты труда.

Позитивная дискриминация пик своего развития, наверное, переживает в наши дни. В Америке белые граждане становятся на колено и целуют пыльный башмак афроамериканца, прося у него прощение за нахождение в рабстве его далеких предков. Совсем не факт, что предки данного негра жили в эпоху рабовладения в Америке и были рабами. Но такой символизм, такая дань политической моде.

Что будет дальше – можно только гадать! Не исключено, что белые американцы, завидев черных сограждан, скоро начнут принимать какую-то покорную женскую позу. Шутка, конечно… хотя, как знать!

Позитивная дискриминация в иных, естественно, формах существовала и в большевистской России, определяя стратегию ее национальной политики. К примеру, Грузия по уровню потребления на душу населения в 3,5 раза превосходила аналогичный показатель в РСФСР. Такое положение сохранялось практически все советское время.

Нарком тяжелой промышленности СССР Григорий Орджоникидзе – будучи этническим грузином – от имени жителей республики в 30-е годы самокритично признавал: «Советская Россия, пополняя бюджет Грузинской ССР, дает нам в год 24 миллиона рублей золотом. Мы, конечно, не платим ей за это никаких процентов».

Стратегическая линия экономической политики большевиков состояла в развитии национальных окраин за счет России, главным образом, великорусских территорий, формировавших бюджет федеративной республики.

Среди русских, тем не менее, находились «чудики», которые призывали нас извиниться перед «угнетенными» народами за то, что их якобы силой загоняли в Российскую империю и Советский Союз. Словом, завоевывали. В 90-е об этом говорил один из видных российских демократов, историк Юрий Афанасьев. И даже обиделся, что «его не поняли».

Выдающийся советский и киргизский писатель Чингиз Айтматов совсем иначе смотрел на российскую колонизацию. 11 июля 2005 года в интервью германскому изданию Frankfurter Allgemeine Zeitung он заявил: «Колониализм и империализм могут иметь позитивные стороны. Во всяком случае, русское влияние на Среднюю Азию было позитивным. Россия своими колониальными амбициями внесла большой вклад в развитие нашей территории. Только благодаря русскому колониализму нам в Средней Азии удалось приобщиться к общей цивилизации».

Империя меньшинств

Западных исследователей нашего прошлого привыкли воспринимать исключительно в негативном ключе и тому есть весомые основания. На Западе существуют мощные русофобские силы, вовсю работает оголтелая антирусская пропаганда, под действие которой массово попадают ученые, историки и другие представители творческой интеллигенции.

Но иногда встречаются приятные исключения. Терри Мартин – канадский историк, работающий в Соединенных Штатах профессором Гарвардского университета – в монографии «Империя положительной деятельности» проанализировал национальную политику в СССР с 1923 по 1939 годы.

Из его исследования: «Советский Союз был первой в мире «империей положительной деятельности», которая (империя), в отличие от Римской, Британской и других империй, поддерживала существование и развитие национальных меньшинств на территории бывшей царской русской империи в гораздо большей степени, чем национального большинства – русских».

Мартин с удивлением констатировал, что хотя во всем мире революцию в России называют «русской», самих русских поставили в заведомо ущемленное положение. Из монографии: «Русские в Советском Союзе всегда были «неудобной» нацией – слишком большой, чтобы ее проигнорировать, но в тоже время и слишком опасной, чтобы предоставить ей такой же институциональный статус, какой был у других крупных национальностей страны».

Гарвардский профессор далее пишет: «Русские не имели ни собственной полноправной национальной республики, ни всех прочих национальных привилегий, которые были даны остальным народам СССР».

С канадским исследователем согласен известный российский историк Алексей Миллер: «В рамках советской политики государствообразующий народ, русские, должен был подавлять свои национальные интересы и идентифицировать себя с «империей положительного действия».

В работе «История империй и политика памяти», напечатанной в журнале «Россия в глобальной политике», Миллер констатирует: «Большевики даже отказывали в праве на национальную автономию в местах компактного проживания русских в союзных республиках. И в праве на национальное представительство во властных структурах автономных республик». Миллер акцентирует внимание на таком факторе: «Более того, осуждали русскую культуру, как «буржуазно-помещичью», как «имперскую культуру угнетателей».

После прочтения фразы «большевики отказывали в праве на национальную автономию», возникает невольная ассоциация с позицией современной киевской власти, категорически игнорирующей волеизъявление жителей Донбасса. Времена другие, а позиция одна и та же!

Интересна оценка российского исследователя процесса формирования этнократий в СССР: «Большевики, по сути, создавали национальные элиты там, где их не было или они были слабы. Распространяли и поддерживали в массах различные формы национальной культуры и идентичности там, где эта задача стояла на повестке дня. Они способствовали территориализации этничности и создавали национальные образования на разных уровнях».

И канадский, и российский историки солидарны в одном. После 1917 года на основной территории бывшей Российской империи возникло очень странное федеративное государство – «империя наоборот». Другое наименование – «империя меньшинств». Она стимулировала развитие малочисленных этносов за счет русского большинства, насущные потребности коего удовлетворялись по остаточному принципу.

Республики-нахлебницы

Петр Столыпин в свое время писал: «Народ, не имеющий национального самосознания, есть навоз, на котором произрастают другие народы». Сильно, жестко, но очень точно! Большевики рьяно вытравляли национальное самосознание у русских, используя их в качестве инструмента, базовой основы в реализации своей политики.

В окружении президента Ельцина были не только одиозные политические деятели типа Гайдара и Чубайса, но и настоящие государственники, мыслящие прагматично и вполне патриотично. К таковым, безусловно, относился первый премьер-министр молодой, суверенной России Иван Силаев.

В 1990 году, после вступления в должность, Силаева в буквальном смысле ошарашили секретные сведения экономического характера. Речь шла о финансировании Российской Федерацией остальных союзных республик.

В течение всех лет советской власти РСФСР ежегодно выплачивала союзным республикам, включая Украину, по 46 миллиардов рублей. С 1940 года такой же «оброк» платила прибалтийским республикам и Молдавии. По существовавшему тогда валютному курсу один доллар США приравнивался к 66 копейкам. Подсчет показал, что РСФСР каждый год направляла на развитие союзных республик далеко нехилую сумму – 76, 5 миллиарда американских долларов.

Кроме денежного дотирования, Россия помогала «братским народам» СССР кадрами высококвалифицированных специалистов. В 1959 году за пределами РСФСР находилось 16,2 миллиона русских. В 1988 году их количество возросло до 25,3 миллиона. За 30 лет численность русских в союзных республиках увеличилась на 55,5 процента, а в России лишь на 22 процента.

Российские диаспоры создавали значительную часть национального дохода в республиках. К примеру, в 80-е годы 10 процентов русского населения Таджикистана производили половину внутреннего национального продукта республики.

Постановлением ВЦИКа от 21 августа 1923 года был образован Союзно-республиканский дотационный фонд СССР. Средства фонда направлялись на социально-экономическое развитие Украины, Белоруссии, среднеазиатских и закавказских республик. Фонд формировался за счет финансовых поступлений из РСФСР, но дотациями из него Россия никогда не пользовалась.

В бюджеты союзных республик полностью зачислялись средства от налога с оборота. Подоходный налог также 100-процентно оставался в республиках. Общесоюзный бюджет в основном формировался за счет средств РСФСР. С 70-х годов донором Союза стала еще Белоруссия.

Русский писатель Александр Кузнецов в 90-е годы так обрисовывал обстановку в России: «Горько становится на душе, когда видишь старые русские города. Старинные дома с обвалившейся штукатуркой, деревянные одноэтажные дома ушли по окна в землю, а двухэтажные покосились и пропахли уборной. Картина знакомая. Так выглядят сейчас все старые русские города, не то, что кавказские или среднеазиатские».

Побывав на Кавказе и в Средней Азии, Кузнецов искренне поразился: «Ереван целиком построен в годы советской власти. Раньше он состоял из глинобитных и каменных одноэтажных домишек, а теперь возведен из благоустроенных многоэтажных и, заметьте, нетиповых домов, облицованных разноцветным туфом. И ни одного старого дома во всем городе. Советский период – золотой век для Армении. В Тбилиси оставили одну старую улицу, как памятник истории. Реставрировали ее, выглядит как картинка. Все остальное выстроено заново, как и в других кавказских городах. О среднеазиатских республиках и говорить нечего – дворцы, театры, парки, фонтаны, все в граните и мраморе, в каменной резьбе. Богатели, тяжелели 70 лет края государства, чтобы, насытившись, потом отвалиться».

В связи с 30-летием распада СССР в публичном пространстве прозвучало такое мнение: «Если бы Горбачев не был мямлей, демагогом, взял бы да арестовал беловежских заговорщиков. Союз спас бы!».

Горбачев, конечно, слабовольный и недостаточно решительный политик, но точно не дурачок. Он обладал в декабре 91-го полномочиями меньшими, чем те, которые есть у британской королевы. Горбачев реально ничего не смог бы сделать. Но главное: смысл спасать Союз в последний момент?

Рассуждать о политике нужно не на основе эмоций, а жесткого и прагматичного анализа. Русские должны были платить по счетам, как платили все 70 лет? Содержать на своей шее союзные республики? По другому – никак!

Большевики и товарищ Ленин построили государство, в котором русским отводилась роль быдла. Путь к освобождению лежал только через разрушение государственности по Ленину и банкротство коммунистической идеологии. Выбора просто не было!

Валерий Капленков, политолог


Источник