]


Foreign Affairs (США): мания превосходства

26 января 2021 г. 12:38:47

Байден должен способствовать национальному единству, выводя американские войска, дислоцированные за рубежом. Две трети ветеранов, как и широкая общественность, поддерживают возвращение всех американских войск домой из Афганистана и Ирака. Наконец-то пришло время выполнить требование общественности, считает автор.

Байден не сможет и не должен пытаться восстановить превосходство Америки

Стивен Вертхайм (Stephen Wertheim)

Четыре года назад, когда Джо Байден готовился покинуть пост вице-президента, он заявил на Всемирном экономическом форуме, что США будут и дальше возглавлять «либеральный международный порядок» и «выполнять нашу историческую обязанность важнейшей, незаменимой страны».

Последующие годы не были благоприятными для реализации заверений Байдена. Президент Дональд Трамп отверг роль США как страны, возглавляющей мировой порядок, вместо этого пустив в ход национализм под лозунгом «Америка прежде всего». Что, пожалуй, еще важнее, Трамп продемонстрировал, насколько невелика внутриполитическая поддержка высокомерных абстракций, за которые внешнеполитические элиты просят солдат воевать, а граждан платить. К началу своей президентской кампании в 2020 году Байден уже почти не говорил о либеральном международном порядке или незаменимости США. Он делал акцент на залечивании «внутренних ран» страны и влиянии на других «не просто примером нашей силы, но силой нашего примера».

Но если Байден хочет, чтобы его президентство было успешным, ему нужно быть гораздо смелее. Он унаследовал давнюю великую стратегию США, которая систематически нарушается и которую не могут исправить никакие тональные корректировки или политические нюансы. На протяжении трех десятилетий сменявшие друг друга президенты (включая Трампа) в погоне за господством вооруженных сил во всем мире постоянно расширяли масштабы американских войн, передового развертывания и оборонных обязательств. Цена этого превосходства, как я писал на страницах этого издания в прошлом году («The Price of Primacy», март/апрель 2020 года), была колоссальной. Стремясь к глобальному доминированию, а не только к собственной обороне, США нажили себе множество противников. Эти противники, в свою очередь, еще больше повысили цену и опасность доминирования. В результате внешняя политика США потерпела неудачу в достижении своей самой важной цели: из-за нее американский народ стал менее защищенным там, где он живет.

Администрация Байдена приступает к своим обязанностям, намереваясь восстановить превосходство США, а не возглавлять процесс его уничтожения. Однако объективная действительность даст о себе знать. По мере того, как Байден в первые дни своего президентства будет заниматься решением неотложных приоритетных задач — восстановлением демократии в стране, борьбой с пандемией, вызвавшей массовую гибель людей, предотвращением хаоса, связанного с изменением климата, спасением американской дипломатии — он обнаружит (присмотрится внимательно), что бремя превосходства во всем противоречит его собственным целям.

Разорвать порочный круг

Байден должен немедленно принять решения, которые либо выведут его на конструктивный курс, либо заманят в ловушку точно так же и по тем же вопросам, как и его предшественников. Он пообещал положить конец «вечным войнам», которые ведут США, и укрепить дипломатию на большом Ближнем Востоке. В первые сто дней у него будет две ограниченные по времени возможности сделать это. Во-первых, он может возобновить заключенную в 2015 году ядерную сделку с Ираном и разрядить напряженную ситуацию, чреватую началом войны, в преддверии президентских выборов в Иране, которые состоятся в июне. Во-вторых, он может выполнить условия Дохинского соглашения с «Талибаном» (террористической организацией, запрещенной в РФ — прим. ред.) и вывести все американские войска из Афганистана к маю. И в том, и в другом случае ему придется играть по-крупному, иначе позже его усилия потерпят неудачу.

Вернуться к ядерной сделке будет нелегко после того, как администрация Трампа безрассудно наказала Иран за невыполнение его части сделки. Но для осуществления стратегических изменений, необходимых для того, чтобы сделка состоялась, Байдену потребуется еще больше выдержки и изобретательности. Администрация Обамы страдала излишней сдержанностью, когда заключала соглашение в 2015 году. На внутреннюю аудиторию она заявляла, что Иран остается главной угрозой для США. На Ближнем Востоке она в качестве компенсации оказывала врагам Ирана помощь, осуществляла продажу оружия и поддержку войны в Йемене, которую вела Саудовская Аравия. Эти «компенсации» были целесообразны, если целью было сохранение военного господства США на Ближнем Востоке. Но они также подпитывали силы, которые привели США к выходу из ядерной сделки при Трампе.

Администрация Байдена должна усвоить урок и сделать правильные выводы. Она не только должна немедленно вернуться к соблюдению соглашения, избегая любого соблазна использовать введенные Трампом санкции в качестве рычага давления, но и должна без каких-либо оправданий стремиться к новой эре нормальных дипломатических отношений с Ираном. Вместо того чтобы вознаграждать американских партнеров в регионе, Байден должен выполнить свое обещание прекратить оказываемую Соединенными Штатами поддержку саудовской интервенции в Йемене, сократить продажи оружия королевству и сократить помощь Израилю. Такие меры просто необходимы для спасения американской дипломатии на Ближнем Востоке. Одновременно администрация Байдена изменила бы общую стратегию США в регионе, освободив США от чрезмерной солидаризации с одной группой действующих сил против другой.

Афганистан предоставляет Байдену еще одну своевременную возможность добиться быстрых и надежных положительных результатов. В наследство от администрации Трампа ему достался находящийся в этой стране контингент сухопутных войск численностью всего 2500 военнослужащих и соглашение о выводе остальных. Байден должен принять эту невольную услугу. Сейчас для него самый удобный случай положить конец войне США в Афганистане. Он должен отдать приказ о полном выводе войск, отказавшись от своего плана оставить в стране после вывода войск силы для борьбы с терроризмом. Для сдерживания террористических атак со стороны Афганистана, где США давно выполнили свою миссию по уничтожению «Аль-Каиды» (террористической организации, запрещенной в РФ — прим. ред.) и нанесению тяжелых потерь «Талибану», такие силы не нужны. Более того, отказ от полного вывода войск означал бы аннулирование унаследованной Байденом сделки между США и «Талибаном», в результате чего талибы откажутся от переговоров и будут пытаться к новым победам на поле боя.

Несомненно, некоторые американские чиновники не согласятся с этим, аргументируя это тем, что вывод войск необходимо отложить, чтобы дать сторонам в Афганистане больше времени для переговоров об окончательном урегулировании. Но такие переговоры могут состояться и без американских войск, присутствие которых может даже помешать афганцам добиться устойчивого равновесия самостоятельно. В том, что касается США, полумеры увековечат бесконечную войну. Если Байден начнет отодвигать сроки вывода войск, он подбодрит критиков внутри страны, которые в результате будут заявлять, что американские войска должны остаться при любых обстоятельствах, будь то для сохранения завоеваний, достигнутых ценой огромных усилий, или для предотвращения дальнейших потерь.

Новая стратегическая логика

Если Байден будет действовать решительно, он завершит первое полугодие у власти, вырвавшись из оков старой стратегической логики и доказав правильность концепции новой, которая ставит идентифицируемые интересы американского народа выше тщетного стремления к глобальному доминированию. Установив дипломатические отношения с Ираном и завершив войну США в Афганистане, Байден столкнется с предсказуемыми обвинениями в отречении от партнеров США и ободрении противников США. Например, бывший советник Трампа по национальной безопасности Герберт Макмастер заявил, что положить конец неподобающим действиям Ирана, «Талибана» и других путем вывода войск США не удастся.

Байден может использовать высокую трибуну, чтобы показать, в какой степени авторы подобных заявлений упускают суть. Дело не в том, чтобы превратить Иран или «Талибан» в благонамеренных игроков, а в том, чтобы они больше не представляли угрозы для США и не создавали для них проблем. Иран будет и дальше осуществлять враждебную деятельность на Ближнем Востоке, а «Талибан» останется репрессивными, но они практически ничего не добьются, выбрав объектом своих враждебных действий США, если США прекратят попытки контролировать события у них по соседству. Отказавшись от грандиозных целей, США могут избавиться от ненужных врагов и освободиться от обузы для продвижения своих интересов. Они смогут восстановить контроль над своей внешней политикой.

Добившись первых успехов на Ближнем Востоке, администрация могла бы затем применить свою стратегическую логику в другом месте: отойти от линии фронта, чтобы сократить обязательства Соединенных Штатов и добиться значительных успехов. Ярким примером является Северная Корея. Потерпев неудачу во всех попытках лишить режим ядерного оружия, США должны действовать иначе. Им следует признать, что в обозримом будущем северокорейский режим будет обладать ядерным потенциалом, поощрять установление мира на полуострове и двигаться к нормализации отношений.

Не исключено, что в один прекрасный день они даже смогут вывести свои войска из южной части полуострова. Такие действия являются лучшим способом противостоять угрозе Северной Кореи — не путем обезвреживания всех ее бомб, а путем устранения потенциальных причин, по которым эти бомбы могут быть нацелены на США.

Администрации Байдена будет сложнее проявлять сдержанность в отношениях с Россией и особенно с Китаем. Более важным будет и то, чтобы неудачи американской политики, которые негативно повлияли Ближний Восток в последние два десятилетия, не распространились в ближайшие два десятилетия на Европу и Восточную Азию. Байден уже выразил желание сотрудничать с Пекином в сфере здравоохранения и защиты окружающей среды, а с Москвой — в области контроля над вооружениями. Но от этих похвальных намерений, в конечном счете, не останется и следа из-за жесткой приверженности идее великого стратегического превосходства, с помощью которой США, стремясь постоянно доминировать во всех регионах, подпитывают ожесточенную конкуренцию в области безопасности с растущими или агрессивными державами.

Байден с самого начала может установить четкие приоритеты, отказавшись от самореализующейся концепции «конкуренции великих держав», которой руководствовалась прежняя администрация. В его первой «Стратегии национальной безопасности» следует признать, что пандемические заболевания и изменение климата представляют гораздо более прямую угрозу для американского общества, чем призрачная угроза вооруженного нападения со стороны государств-противников. Кроме того, следует подчеркнуть, что Китай, как вторая мировая держава и ведущий создатель низкоуглеродных энергетических технологий, остается важным партнером в решении обеих проблем.

Чтобы ограничить антагонизмы, контрпродуктивные для интересов США, Байден должен противостоять все чаще звучащим призывам взять непосредственно на себя обязательство вести войну с Китаем для защиты Тайваня. Он должен приступить к пересмотру военной стратегии США в Восточной Азии. Вместо того чтобы осуществлять господство, США должны вооружить своих союзников и партнеров, чтобы лишить Китай господства над водными путями и воздушным пространством. В Европе он должен призвать к прекращению расширения НАТО, порвав с тридцатилетней экспансией, в результате которой на США были возложены ничем не оправданные обязательства, были испорчены отношения с Россией, и подавлена инициатива Европы. За счет ослабления влияния США смогут сосуществовать с Китаем и Россией и определить правильное сочетание конкуренции и сотрудничества, как того требуют интересы США. Иначе придется провести оставшуюся часть XXI века, гарантируя конфликтные отношения, рискуя войной великих держав и отодвигая на второй план внутренние инвестиции.

Демократия в Америке

Как отдает себе отчет Байден, у США есть экзистенциальные проблемы внутри страны. Его советник по национальной безопасности Джейк Салливан пообещал оценивать каждый политический шаг «с помощью основного вопроса: станет ли в результате этой политики жизнь лучше, легче, безопаснее для семей по всей стране?». Американскому народу необходимо, чтобы каждая структура его правительства работала над улучшением его жизни и укреплением его демократии. Великая стратегия вооруженного превосходства служит противоположным целям. Она поддерживает враждебность к миру, нагнетает страх перед иностранцами и предполагаемыми внутренними врагами и предусматривает щедрое выделение из года в год более половины федеральных дискреционных расходов на нужды Пентагона. Это оковы, которые сдерживают внутреннее обновление.

По той же причине у Байдена есть удивительная возможность. Он будет способствовать национальному единству, выводя американские войска, дислоцированные за рубежом. Две трети ветеранов, как и широкая общественность, поддерживают возвращение всех американских войск домой из Афганистана и Ирака. Наконец-то пришло время выполнить требование общественности — меньше заниматься формированием государственности за рубежом и больше сплочением нации в самой Америке. США по-прежнему являются важнейшей и незаменимой страной — для своего народа. Только служа своему народу, они смогут играть ответственную роль в мире.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.


Источник