]


Подводные лодки специального назначения – ключевой элемент российской стратегии безопасности на море

3 декабря 2021 г. 14:07:05

Напряженность между Вашингтоном и Москвой нарастает, и это сопровождается заметным обострением соперничества в подводной сфере, поскольку Россия продолжает инвестировать в свои специализированные субмарины.

Россия – единственная страна, обладающая флотом подводных лодок специального назначения для ведения боевых действий на морском дне и разведывательных операций. В последние годы она расширяет свой потенциал в этой области. Другие страны, такие как США, тоже многого достигли, и они обладают специальными возможностями, но эти возможности расположены на многоцелевых платформах.

Российский флот включает два мощных подводных материнских корабля, каждый из которых несет на борту один или два глубоководных аппарата. Эти аппараты могут быть использованы для секретных миссий на дне моря, включая подъем ценностей с затонувших судов. Самый крупный из материнских кораблей – лодка класса «Дельта-IV». Это одна из самых больших субмарин в мире, больше чем американская стратегическая атомная подводная лодка с баллистическими ракетами класса «Огайо». Вскоре к ней присоединится еще более крупный материнский корабль «Белгород», который успешно прошел ходовые испытания в июне 2021 года. По размерам он уступает лишь лодкам проекта 941 «Акула» (по кодификации НАТО – «Typhoon») водоизмещением в 30 тысяч тонн.

Размер и разнообразие специализированных подводных сил говорят об особой важности, которую Россия придает этим возможностям. Глубоководные аппараты базируются на нескольких атомных подводных лодках. Три из них – два аппарата класса «Палтус» и более известный «Лошарик», совместимы с материнским кораблем БС-64 «Подмосковье».

Эти подводные лодки эксплуатируются Главным управлением глубоководных исследований Министерства обороны Российской Федерации (ГУГИ). Считается, что их основные задачи включают строительство и обслуживание подводных коммуникаций и сенсорных сетей, а также разведку и разработку месторождений углеводородов, спасение подводных лодок и исследование обломков кораблей на дне океана.

Несмотря на эти инвестиции, после распада СССР подводный флот ГУГИ пострадал столь же сильно, что и большая часть российского военно-морского флота. Когда в 2000 году была потеряна подводная лодка «Курск», Россия оказалась неспособна задействовать свой некогда мощный спасательный потенциал. Это повторилось вновь в 2005 году, когда российский подводный аппарат, который использовался для осуществления работ на морском дне, обычно выполняемых специализированными субмаринами ГУГИ, нуждался в помощи. Тогда русские были вынуждены обратиться к англичанам.

Многие системы и ключевые технологии были позаимствованы у Запада. Начиная с последних лет холодной войны, но особенно активно – после ее завершения, в то время, когда у России были лучшие отношения с Западом, они приобрели основные технологии для проведения операций на дне моря. Как правило, это технологии двойного назначения, и они формируют лишь часть более обширных возможностей. В первую очередь следует назвать глубоководные обитаемые аппараты класса «Мир», построенные в Финляндии еще во время холодной войны. В последнее время у России появились два аппарата с дистанционным управлением, созданных в Соединенном Королевстве. Они могут быть использованы для разведки нефти, но Россия применила их также для поиска затонувшей аргентинской подводной лодки «Сан-Хуан».

Хотя после глубокого спада 2000-х годов состояние Военно-морского флота России значительно улучшилось, возможности ГУГИ по-прежнему страдают от различных неопределенностей. Так, совсем недавно на аппарате «Лошарик» произошло опасное возгорание литий-ионной батареи, и его пришлось отправить на ремонт.

Судя по последним снимкам со спутника компании Capella Space, «Лошарик» уже некоторое время находится в бухте Северодвинска. Вполне вероятно, что сейчас он перемещен в ангар для выполнения работ в зимнее время. Вместо «Лошарика», согласно некоторым сообщениям, Россия может модифицировать одну из более старых лодок проекта 1910 «Кашалот» (по кодификации НАТО – Uniform) для выполнения этих задач. Это аналогичные типы глубоководных аппаратов, но они не были изначально предназначены для транспортировки на материнском подводном корабле. Пока неясно, насколько практичным и экономически эффективным будет этот шаг.

Подводный флот ГУГИ сосредоточен на Кольском полуострове за Полярным кругом. Подводные лодки способны достичь Средиземного моря. Наряду с субмаринами, ГУГИ располагает специально оборудованными надводными судами, включая «Янтарь». Этот корабль-шпион, как его называют в народе, официально носит название исследовательского судна. Он оснащен специальным ангаром для глубоководных обитаемых аппаратов и нескольких подводных аппаратов с дистанционным управлением.

С «Янтарем» связана скандальная история – он был неоднократно замечен вблизи подводных интернет-кабелей и иной подобной инфраструктуры. Совсем недавно это произошло у берегов Ирландии, но ранее «Янтарь» видели вблизи подводных кабелей а Атлантике, Средиземном море и Персидском заливе. Дважды он был замечен над обломками самолетов ВМФ России, которые упали в Средиземном море во время операций с палубы авианосца.

Основываясь на информации, имеющейся в открытых источниках, когда истребитель F-35 ВВС Британии упал в море, «Янтарь» был пришвартован на базе ГУГИ в Оленьей губе на Кольском полуострове. Корабль покинул гавань на прошлой неделе, но в настоящее время его местонахождение неизвестно. Ему потребовалось бы много времени, чтобы добраться до Средиземного моря. Так что, если Россия и направила специальное надводное судно для обследования места аварии, скорее всего, это было другое судно, которое находилось ближе к месту крушения. «Ладога», которая похожа на «Янтарь», но меньше по размеру, базируется в Черном море. Однако, судя по всему, она тоже не была направлена в Средиземное море для поддержки российской миссии по подъему разбившегося британского истребителя F-35B.


Источник