]


Цугцванг успеха. Зачем Зеленскому гибридная диктатура

Владимир Скачко

21 октября 2021 г. 13:22:13

Последние публичные выступления президента Украины Владимира Зеленского и особенно его интервью телеканалу ICTV показали, что он уже действительно чувствует себя на посту всесильным и непогрешимым. Он уже распробовал все прелести власти и жаждет ее целиком

Это самая страшная ошибка и заблуждение несистемного политика, который решает (вынужден решать) системные задачи собственного государства, используя всю полноту личной власти, как главный инструмент. Он отлично отвечает на вопрос «как?», но совершенно не знает ответа вопрос «зачем?».

Зеленский уже точно зарекомендовал себя, как успешный политик, который последовательно и настойчиво сосредотачивает в своих руках всю власть. При этом он решил три главные задачи любого узурпатора: а) создал и сплотил вокруг себя команду, которая помогает ему захватывать власть и которая связана собственной судьбой с его успехом; б) избрал главный метод, который ему в этом помогает; в) и, используя первые два достижения, фактически деморализовал и подавил видимые и откровенные очаги сопротивления.

И Зеленский продолжает успешно двигаться в направлении узурпации власти и подавления любого сопротивления. Но это — цугцванг успеха или, если хотите, успех цугцванга. Каждый шаг приближает его цели — установлению личной неограниченной власти, почти диктатуры. И это кажущийся успех. Но именно этот каждый последующий шаг и может приблизить его к главному краху безысходности и конечному поражению. Потому что Зеленский ни себе, никому-либо другому не может внятно и доходчиво ответить, зачем ему, собственно, нужна эта диктатура. Ведь он по сути становится диктатором в стране, которую лишает экономического и политического суверенитета, превращает ее в лимитроф, который лишен собственных внутренних источников существования и во многом зависит от внешней помощи.

Зеленский-диктатор — это подтверждение и яркая иллюстрация того, что не может быть полновластным хозяином человек, который зависит и от чужой воли, и от чужих денег и должен выполнять чужие же пожелания и приказы. Так работает хороший исполнитель-распорядитель с широкими полномочиями, которые ему, однако, вручил вышестоящий начальник. Более того — подлинный хозяин положения.

Зеленский пришел в президентское кресло совершенно случайно. На волне голосования 73% электората не так за него, как против его предшественника Петра Порошенко. И на этой волне протестов против прежнего курса и на фоне отрицания его большинством народа в первое время даже создалось впечатление, что у Зеленского объективно был шанс изменить страну и установки ее развития.

Однако эта иллюзия быстро улетучивается сейчас, когда с каждым днем все понятнее становится, в 2019 году речь шла не об изменении курса, а о банальной перезагрузке украинской власти, очищении ее от одиозных личностей (в первую очередь упомянутого Порошенко) и обновлении верхушки. Зеленский, может быть, и хотел что-то изменить, но его так быстро заставили выполнять старую повестку дня прежнего руководства, что от этого предположения приходится отказываться. Потому что Зеленский доделывает то, что не сделал Порошенко. И делает это более быстро, системно и целенаправленно.

Зеленский уже собрал команду и окружил себя новыми людьми, которые верны исключительно ему. Потому что их статус, успех и благополучие напрямую зависят от успеха «шефа». Где были бы все эти работники Офиса президента во главе с Андреем Ермаком, все эти выходцы из «Квартала 95», оседлавшие сегодня все рычаги власти и финансовые потоки, если бы не Зеленский? Правильно, в небытии, откуда они и всплыли. А сегодня они в седле и помогают Зеленскому узурпировать власть.

С помощью «нужных» людей Зеленский уже подмял под себя все остальные ветви и органы власти. Превратил правительство в сборище лоббистов и место установления или достижения компромиссов с различными олигархическими и региональными финансово-промышленными, отраслевыми и даже политическими группировками. Подмял под себя законодательную власть, по той же схеме достижения временных или долгосрочных компромиссов превратив парламент (Верховную Раду) в более-менее послушного штамповщика нужных законов. Причем если надо, то в турборежиме. Деморализовал либо парализовал под видом реформ и кадровых перестановок судебную власть, начиная от Конституционного и Верховного судов и заканчивая местными.

Он даже военную составляющую своей власти укрепляет для войны, в которой не сможет победить. Ни внутренних врагов — самопровозглашенные республики Донбасса, ни, тем более, внешнего — Россию, которая и помогает ЛДНР. И собирается помогать впредь, сводя на «нет» все потуги режима Зеленского.

При этом Зеленский параллельно фактически свел к нулю оппозиционную деятельность своих политических оппонентов, репрессиями и преследованиями загнав их, как говорится, за Можай. И тем самым президент фактически лишил операторов все настроения протеста и даже обычного недовольства, оставил их без организаторов, вдохновителей и руководителей. Не говоря уже о спонсорах протестов. Всем недовольным предложен иной путь — договариваться с властью о лояльности в обмен на преференции и поблажки. И именно по этой же схеме Зеленский хочет сегодня подмять под себя и региональные элиты, переложив на них ответственность за срыв того же отопительного сезона или борьбы с пандемией коронавируса, за развал экономики и ухудшение социально-экономического положения большинства сограждан.

Для всего этого Зеленский фактически избрал метод незаконных и внесудебных расправ со всем тем, что ему мешает, и со всеми теми, кто ему пытается оппонировать. Он, как говорится, пошел по беспределу и сегодня ломает все устоявшиеся стереотипы политического поведения, правила игры, юридические законы и даже нравственные нормы и установки. А использует Зеленский для этого Совет национальной безопасности и обороны (СНБОУ) с лично преданным ему и в его успехе заинтересованным Алексеем Даниловым. Из новой команды узурпаторов, лично преданных президенту. Это вполне конституционный совещательный орган, который его глава, президент Зеленский, заставил выполнять совершенно неконституционные и не свойственные ему функции расправ и репрессий против негодных всех мастей и политических оттенков. Путем накладывания на людей тоже незаконных и неконституционных санкций, тотально ограничивающих в правах всех жертв, попавших под каток СНБОУ.

Зеленский сегодня действует так, как не позволял себе никто из его предшественников. И это приносит ему успех. Но ущербность и такого метода установления режима личной власти, и самой диктатуры в том как раз и состоит, что вместе с диктаторскими полномочиями и полной власти на диктатора перекладывается и вся полнота ответственности. Политической и — это самое противное — уголовной. За все, но особенно за провалы. А чем закончило большинство известных истории диктаторов, тоже всем хорошо известно. Хотя им их власть тоже казалась незыблемой и вечной.

И именно на этом этапе как бы полного успеха и ощущения эйфории от достигнутого, которой уже, похоже, упивается Зеленский, и встает еще один главный, можно даже сказать сакральный вопрос: а что будет дальше? Ответ на него в других вопросах: сможет ли полноценно существовать диктатура в отдельной стране, как надолго ей хватит собственных ресурсов или посторонней помощи и как долго ее будут терпеть как собственные граждане, так и страны-соседи или — еще важнее! — страны-спонсоры?

Ответ истории тут неоднозначен. Многие диктатуры заканчивали крахом очень быстро. Некоторые держались десятилетиями, если могли внутри страны предложить внятные цели и задачи большинству народа и подавить сопротивление недовольных, а также не раздражать соседей, особенно более сильных и не представлять для них каких-либо угроз.

Судьба Зеленского выглядит, как минимум, двойственно или, как сейчас модно говорить, гибридно. Диктатура тоже у него может получиться гибридной: она нужна ему для личных целей и для более успешного выполнения задач, поставленных перед ним спонсорами и кураторами. И нужна диктатура надолго. Но вот нужна ли она такая его кураторам, когда они поучат из и от Украины свое?

Не факт. А значит, Зеленскому придется или менять курс и находить новых спонсоров или опираться исключительно на собственные силы и внутренний силовой ресурс. Но как говорил Наполеон Бонапарт, штыками можно сделать все что угодно, только нельзя на них сидеть. Долго. А Наполеон знал в этом толк. Знает ли это Зеленский, которому в прежней актерской жизни приходилось играть Бонапарта? Это интересный вопрос: играть и быть Бонапартом — это суть разные вещи.

А сопротивление диктатуре в Украине сохраняется. Пусть и загнанное под спуд. На это и надежда.


Источник