]


Хайпожорство – это преступление

Дмитрий Грунюшкин

25 января 2021 г. 12:51:40

Очередной ролик взорвал интернет-пространство. Молодая белая медведица с двумя медвежатами забрела в якутский поселок в поисках пропитания и была атакована стаей огромных псов. Некий свидетель снимал эту эпическую битву с близкого расстояния, а потом выложил в Сеть. Как и следовало ожидать, реакция публики оказалась неоднозначной. Кто-то переживал за медвежат, которые трогательно прятались за мать. А кто-то трезво отвечал, что псы защищали поселок и людей от опаснейшего хищника, забредшего на их территорию. Но больше всего в этой истории интересно поведение «оператора», снявшего видео.

Человек с телефоном явно находился очень близко от места событий. Реально в считанных метрах. И без всякого сомнения он реально рисковал жизнью, делая этот душещипательный репортаж. Да, медведица была занята дракой с собаками, но она, разумеется, находилась в диком возбуждении и сменить цель для нее ничего не стоило. А нападают эти звери настолько стремительно, что убежать у человека шансов, как правило, нет.

Можно также обратить внимание на моральный аспект произошедшего. Малыши находились в очевидной опасности, каждый пес был раза в два-три крупнее медвежонка. Что мог сделать человек, спросите вы? Да много чего. Разумеется, бежать оттаскивать собак – предел глупости, как и предложение это сделать. Медведица с удовольствием наказала бы такого гуманиста лапой. Но вот выстрелами в воздух или криками осадить псов и выгнать диких пришельцев из поселка – такой выход напрашивается сам собой.

Вот только «оператора» такой исход не интересовал. «Оператор» явно ждал кровавой развязки. Ведь тогда видео приобрело бы еще больше «перчика».

Что же заставляет людей возбужденно снимать, как на их глазах происходит трагедия, вместо того, чтобы попытаться помочь попавшим в беду? Да, героизм – это штучное понятие, а слово «зеваки» придумано задолго до эры смартфонов. Но толпы глазеющих на пожар или на то, как тонет корабль, все же были явлением пассивным, непричастным к самому процессу. А сейчас появилась возможность не просто зафиксировать что-то «на память» и подогревать потом адреналин воспоминаний просмотром видео, а поиметь на этом кусочек славы, выложив в Сеть. А то, глядишь, урвать и немножко рубликов, если роликом заинтересуется какое-то медиа.

Лайки в соцсетях стали мерилом успеха ничтожных личностей, не имеющих других возможностей как-то заявить миру о себе. Хайп сделался целью существования. Готовность пойти на все ради того, чтобы тебя заметили и как-то выделили. Пусть даже ценой позора и потери человеческого облика. Если тебя проклинают, это ведь тоже слава! У таких людей даже появилось презрительное определение – «хайпожоры».

Но оставим в стороне убогость такой славы. Обратной стороной этого является бессердечие, равнодушие, полное отсутствие эмпатии, то есть отсутствие способности чувствовать что-то, не относящееся лично к тебе. И как следствие – косвенная вина в гибели других людей.

Да, именно вина. В Ростове во время ливня мощным потоком воды сбило с ног 14-летнюю девочку и стало затаскивать под припаркованные автомобили. Вместо того, чтобы прийти на помощь, люди стали снимать происходящее. Девочка погибла. В другом случае женщина в Татарстане повисла на перилах балкона, истошно зовя на помощь. Идущие внизу подростки дружно достали телефоны и, хихикая, принялись делать видео. Им даже в голову не пришло позвать кого-то. Женщина упала и разбилась. Только потом один из подростков нехотя говорит: ну чо, звони в скорую. Третий ролик – горит машина, людей заблокировало в салоне. Пламя разгорается, люди кричат от ужаса, а свидетели возбужденно бегают вокруг с телефонами. В тот раз все кончилось благополучно: какой-то парень забрался на капот авто и, прыгая практически в огне, ногами выбил лобовое стекло – и пассажиры смогли выбраться. Какая досада для «операторов»! И таких роликов в Сети тысячи, если не миллионы!

Правды ради, гораздо большей популярностью пользуются ролики, где люди спасают кого-то: собак, кошек, оленей, людей. Очень известна запись, когда в Казахстане собака угодила в глубокий и широкий канал с обрывистыми бетонными берегами и бурным потоком внизу. И люди быстро организовали живую цепочку, взявшись за руки, спустились вниз и вытащили бедолагу. Таких роликов тоже много. Вот собака в полынье, мужчина, раздевшись, своим телом пробивает лед от берега до проруби и спасает пса. Вот несколько жителей Владимира растягивают добытый где-то ковер под окнами горящей квартиры до приезда пожарных, и отец семейства выбрасывает из окна своих детей, а потом прыгает сам. Вот еще один пожар, мать заходится криком – в квартире дети. И двое проходивших мимо мужиков, не раздумывая, тут же лезут в огонь и вытаскивают малышей. И все это тоже под прицелами камер смартфонов. Кто-то ловит хайп и на чужой трагедии, и на чужом подвиге.

В психологии есть такой термин – «синдром Дженовезе». Он заключается в том, что чем больше свидетелей происшествия, тем меньше шанс, что тебе помогут. Тринадцатого марта 1964 года двадцативосьмилетняя Кэтрин Дженовезе возвращалась домой с работы в три часа утра – она заведовала баром. Это возвращение оказалась последним в ее жизни: Дженовезе получила удар в спину ножом от неизвестного нападавшего, а затем была изнасилована и убита. Подобные ужасные происшествия не являются в Нью-Йорке чем-то необычным, но об этом преступлении стало известно во всем мире. Свидетелями ее страданий, которые продолжались в течение получаса, были 38 соседей, из которых никто не удосужился вызвать полицию. В те времена не было смартфонов, иначе, думаю, мы имели бы записи того, как ее убивают, с нескольких ракурсов.

Иногда снимать чужое горе является частью профессии. Фоторепортерам за свою работу порой приходится расплачиваться выжженными душами и надорванными сердцами, а некоторым и жизнью. Широко известна судьба фотографа из отвязной четверки репортеров The Bang Bang Club Кевина Картера из Южной Африки. Он снимал последствия голода в Судане в 1993 году. Там он встретил маленькую девочку, которая из последних сил пыталась добраться до миссии ООН, где могла разжиться хотя бы кусочком хлеба. Силы оставили малышку. Рядом с ней опустился стервятник и стал дожидаться, когда сможет приступить к трапезе. Картер ждал 20 минут, пока стервятник не улетел. Он сделал один из самых известных в истории снимков и получил за него Пулитцеровскую премию. Но общественность обрушилась на него с гневными упреками за то, что он делал фотографии вместо того, чтобы помочь девчушке. Позже выяснилось, что ребенок все же добрался до миссии, но на следующий день умер от истощения. Через год Кевин покончил с собой. Эта работа доконала его. Но у него хотя бы была совесть.

Да, у тех, кто щекочет себе нервы и пытается получить хоть какое-то внимание от равнодушного к ним мира путем съемок и распространения видео чужих страданий, нет ни совести, ни будущего. Это морально искалеченные люди. Кто-то живет без ноги, кто-то без глаза, а эти живут без души. Но, похоже, они живут еще и без мозгов. Потому что то, что они делают, вообще-то является уголовно наказуемым. Да, за подобное скотство наказывают теперь не так сурово, как во времена «тоталитарного совка». В УК РСФСР существовала статья 127, предусматривавшая уголовную ответственность за неоказание помощи пострадавшему либо за несообщение о необходимости в ней.

Но и в Уголовном кодексе РФ есть статья 125, предусматривающая наказание за оставление в опасности. Если есть угроза жизни или здоровью человека, который не может помочь себе сам из-за несовершеннолетнего возраста, старости, болезни или беспомощного состояния, а другой имеет возможность оказать ему помощь, но намеренно ничего не делает, его могут привлечь к уголовной ответственности.

Так что, когда человек решит поснимать «видосик» о том, как кто-то гибнет на его глазах, он должен помнить, что ему светит от штрафа в 80 тысяч до вполне реального года отсидки. Совести ему это не добавит, но, возможно, заставит хотя бы начать думать. Как говорил наш старшина: не доходит через голову, вобьем через задницу.


Источник