]


Существует ли в Беларуси «конструктивная оппозиция»?

25 ноября 2021 г. 14:19:28

Президент России Владимир Путин предложил властям Беларуси начать переговоры с оппозицией. В Минске это пожелание не осталось неуслышанным. Ответ последовал от самого Александра Лукашенко, который заверил, что готов к переговорам с любыми оппозиционерами, кроме предателей. Под последними, вероятно, подразумевались представители находящихся в эмиграции политических штабов Светланы Тихановской и Павла Латушко. Очевидно, что ниша «конструктивной оппозиции» в современной Беларуси вакантна. Аналитический портал RuBaltic.Ru разобрался, кто может (и сможет ли?) ее занять.

Тихановская и Латушко: возможны ли переговоры с ними и кому это выгодно?

Для начала следует задаться вопросом, почему в Кремле вообще озаботились переговорами между белорусской властью и оппозицией?

Возможно, российские власти решили, что в союзных странах выгоднее класть яйца в разные корзины, то есть опираться исключительно на правящий режим, но иметь целый пул лояльных игроков. Это позволило бы избежать того, чтобы каждые выборы в той же Беларуси превращались в геополитическую схватку между условно пророссийской властью и прозападной оппозицией, и смена руководства не несла бы угрозы российскому влиянию как таковому.

Переговоры между властью и оппозицией при посредничестве Москвы — казалось бы, прекрасный шанс упрочить влияние России на все сегменты белорусского политикума.

В этой связи возникает вопрос: как видят в России шансы Тихановской — Латушко в качестве субъектов таких переговоров?

С одной стороны, и Тихановская, и Латушко, и их окружение вполне заслуженно обрели репутацию политиков прозападных, националистических и России не дружественных.

Вместе с тем полностью сбрасывать их со счетов в России, похоже, не спешат. В этой связи нельзя не вспомнить недавнее интервью Тихановской для радио «Эхо Москвы», а также комплементарные высказывания в адрес Павла Латушко, которые появились на влиятельном российском телеграм-канале «Незыгарь».

Из этих прецедентов можно сделать вывод, что у Латушко и Тихановской есть лоббисты в Москве, готовые рассматривать их в качестве политической альтернативы Лукашенко.

Впрочем, очевидно и то, что их лоббистская деятельность — это не консолидированная политика российской власти.

Да и однозначное неприятие «беглой» оппозиции официальным Минском практически не оставляет Латушко и Тихановской шансов на участие в каких-либо переговорах.

«Оппозиция его величества»

Белорусская власть также давно озаботилось созданием «конструктивной оппозиции», которую можно было бы противопоставить «беглым предателям».

В первую очередь на эту роль претендует Либерально-демократическая партия Беларуси (ЛДПБ) Олега Гайдукевича.

На эту роль ЛДПБ претендовала задолго до политического кризиса 2020 года, а ее бывший лидер Сергей Гайдукевич несколько раз выступал на президентских выборах в качестве альтернативного кандидата.

Также очевидна весьма условная оппозиционность этой партии, которая практически всегда солидаризируется с властью и выступает в поддержку ее инициатив. Олег Гайдукевич, планировавший выдвигаться на президентских выборах 2020 года, впоследствии отказался от этих планов, став доверенным лицом Александра Лукашенко. Сегодня он весьма активно выступает в поддержку белорусской власти по всем основным болевым вопросам белорусской политики.

Более убедительно в роли «конструктивной оппозиции» мог бы смотреться Юрий Воскресенский, бывший активист штаба Виктора Бабарико, один из первых задержанных, вставший на путь «исправления».

Воскресенский уже пытался играть роль инициатора диалога между властью и «конструктивным крылом» оппозиции, а также способствовал амнистии части задержанных во время политического кризиса. Вполне возможно, что Воскресенского действительно готовили на роль лидера умеренной либеральной оппозиции, который собрал бы вокруг себя ту протестно настроенную часть общества, которая была готова отказаться от радикальных методов борьбы и поддержки «беглой» оппозиции.

По всей видимости, Воскресенский также пытался играть роль посредника между белорусской властью и Западом.

Однако на сегодняшний день Воскресенский, весьма активный в первые месяцы политического кризиса, практически полностью пропал из публичного поля Беларуси. Собрать вокруг себя умеренную оппозицию, которая стала бы альтернативой Латушко — Тихановской, ему так и не удалось.

Пророссийская оппозиция

Политические силы, в центре повестки которых находится углубление интеграции с Россией, по-прежнему пребывают в состоянии политической раздробленности.

Самым громким событием на пророссийском фланге можно считать неудачную попытку регистрации партии «Союз» Сергея Луща, которая также метила в нишу «конструктивной оппозиции».

Еще одним событием стал раскол Республиканской партии труда и справедливости (РПТС), где произошли смена руководства и отстранение бывшего лидера Василия Заднепряного, после чего часть активистов покинула ряды партии, создав общественное движение «За труд и справедливость».

РПТС — социал-демократическая и одновременно пророссийская партия, которая отметилась тем, что единственная из белорусских политических партий официально признала российский Крым. Во время политического кризиса 2020 года партия отказалась от поддержки как власти, так и оппозиции, и именно это, по всей видимости, привело к отстранению старого руководства и последующему расколу.

К пророссийским также можно отнести незарегистрированную партию «За Отечество», чей лидер Андрей Иванов даже пытался выдвигать свою кандидатуру на президентских выборах 2020 года, но не прошел регистрацию.

Наконец, следует отметить движение «Гражданское согласие» Артема Агафонова, которое пытается консолидировать большинство пророссийских сил в Беларуси. В последнее время «Гражданское согласие» активизировало свою деятельность и, в частности, провело кампанию «Признай Крым!», призванную подвигнуть белорусские власти к официальному признанию российского статуса полуострова.

Большинство организаций, которые можно назвать пророссийскими, заняли во время политического кризиса умеренную позицию, отказавшись поддерживать националистическую оппозицию, но выступая за демократизацию и либерализацию общественно-политической жизни республики.

Эти силы могли бы претендовать на роль «конструктивной оппозиции», однако белорусская власть весьма ревниво относится к своей монополии в «пророссийской» нише и старается не допустить здесь какой-либо конкуренции.

Кроме того, ахиллесовой пятой пророссийских сил остается их фрагментированность, а также бесконечные споры между «красными» и «белыми», «засоветскими» и «антисоветскими», что не позволяет им организоваться в единое движение.

О чем вести переговоры?

Представляется, что идея вести переговоры с оппозицией изрядно запоздала.

Политический кризис в Беларуси по большому счету исчерпан.

Режим Александра Лукашенко удержал свои позиции и стабилизировался. Националистическая оппозиция рассеяна и разгромлена. Другие политические силы в настоящее время не в состоянии предложить заслуживающей внимания альтернативы.

Единственная проблема, которая серьезно досаждает белорусской власти, — это политическая изоляция и санкции со стороны Запада.

Это существенно сужает возможности для внешнеполитического маневрирования и создает значимые экономические риски.

Именно эти угрозы пытаются использовать Тихановская и Латушко, чтобы все-таки усадить Лукашенко за стол переговоров. Однако в Минске вполне резонно полагают, что для существующей политической системы такие переговоры — очень плохой выход.

Всеволод Шимов


Источник