]


Залетели под суд: чем закончилось расследование дела о продаже детей

Анастасия Гнединская, Дмитрий Ермаков.

14 октября 2021 г. 11:39:39

В Красноярске завершили расследование первого дела о торговле младенцами. По версии оперативников, за 13 тысяч долларов гражданка Казахстана родила ребенка, а потом по доверенности передала его руководителю центра сопровождения суррогатного материнства. Мальчик должен был уехать в Китай, но помешала пандемия.

Бизнес-план по детям

В ноябре 2020-го в московском аэропорту задержали трех гражданок Казахстана, которые недавно родили в России детей для граждан Китая. Эти суррогатные матери стали первыми фигурантками масштабного дела о торговле младенцами. Сейчас уже десять подозреваемых, в том числе руководители репродуктивного центра и сотрудники роддома.

Тринадцатого октября СК завершил расследование в отношении одной из суррогатных матерей. По данным оперативников, в 2019 году 28-летняя гражданка Казахстана решила заработать, выносив ребенка для третьих лиц. Для этого она обратилась в фирму "Дидилия", оказывающую услуги по сопровождению беременности и родов. Ее кандидатуру утвердили и направили в Камбоджу — для искусственного оплодотворения. В апреле 2020-го обвиняемая родила ребенка — уже в Красноярске. Она оставила его в больнице, не отказавшись при этом от малыша. А через две недели в загсе получила свидетельство о рождении, где матерью значится именно она.

После этого, как объясняют в пресс-службе ГСУ СК по Красноярскому краю и Хакассии, у обвиняемой "в соответствии с Семейным кодексом возникли родительские права и обязанности". Но на следующий день она оформила доверенность на директора "Дидилии", фактически передав ему право распоряжаться младенцем по собственному усмотрению, и улетела в Казахстан. За роды получила 13 тысяч долларов. Ребенка из медицинского учреждения забрал директор фирмы "с целью дальнейшей передачи третьим лицам".

Всего по такой схеме на свет появились 20 младенцев. Их должны были забрать граждане КНР, но из-за пандемии потенциальные отцы не смогли приехать в Россию.

Организовала бизнес по продаже новорожденных в Китай супружеская пара. С российскими законами оба хорошо знакомы. Руководитель репродуктивного центра Станислав Г. раньше работал в полиции, его жена — в СК. Вместе они создали ООО "Дидилия", рекламой которой были завешаны информационные щиты в Красноярске.

В течение 2019-2020 годов Станислав и другие фигуранты подыскали 20 женщин, которых отправили в Камбоджу на процедуру искусственного оплодотворения. Все сурмамы подписывали договоры о заместительной беременности. Но в СК уточняют: документы составлены с нарушением требований российского законодательства.

Так, согласно ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан", заказчиками процедуры может стать либо семейная пара, либо одинокая женщина, не имеющая возможности выносить ребенка. Но в данном случае в договорах значились только мужчины.

Генетическая связь

По словам адвоката Игоря Трунова, представляющего интересы двадцати семей из Китая, все обвинения надуманны. Сурогатное материнство, в том числе с участием граждан других стран, в России разрешено. По его мнению, претензии у следствия могли возникнуть в случае, если бы отцы-заказчики не предоставляли генетический материал для оплодотворения.

"Кроме того, если бы женщины использовали свои яйцеклетки, можно было бы рассматривать это как торговлю детьми. Но в красноярском деле ни в одном из случаев нет подтверждения, что суррогатные матери были еще и генетическими", — объясняет Трунов.

После родов, продолжает он, сурмама должна оформлять не отказ от ребенка, а согласие на то, чтобы в качестве родителей записали генетических "заказчиков". И для первой обвиняемой этот документ подготовили. Но из-за закрытых границ гражданин Китая не приехал. Поэтому в медицинском свидетельстве о рождении родителем указали суррогатную мать.

Юрист уточняет, что одиноких мужчин среди "заказчиков" нет. Все состоят либо в гражданском, либо в официальном браке.

"Их жены по медицинским показаниям не могут зачать или выносить детей, у нас есть подтверждающие документы, — говорит Трунов. — В Китае культ семьи. После того как там разрешили второго ребенка, многие решили не упускать такую возможность. В том числе и с помощью суррогатных технологий. Но в КНР это запрещено".

Впрочем, по мнению собеседника, даже одинокие мужчины могут воспользоваться суррогатной программой.

"Да, в законе сказано, что обратиться к ней может только семейная пара или одинокая женщина, — объясняет он. — Мужчин забыли указать. Для них — другая система оформления. Они действуют через суд. Ведь Конституция запрещает дискриминацию по половому признаку".

Очередь за детьми

Пока продолжается следствие, все младенцы находятся в домах малютки — фактически как вещдоки. Но граждане Китая не теряют надежду забрать их. Сейчас в судах Красноярского края рассматривают гражданские дела об установлении отцовства и передаче детей родителям.

"Они бы забрали малышей раньше, но были проблемы с въездом в Россию. Мы даже обращались к зампредседателя правительства России Татьяне Голиковой, чтобы она помогла с визами", — уточняет Трунов.

Заявили о том, что хотели бы забрать младенцев, также сразу несколько суррогатных матерей — чтобы те не росли в детдоме. Пыталась усыновить ребенка и Дарья Стулинская, которая присматривала за одним из малышей еще до возбуждения уголовного дела.

Она рассказала РИА Новости, что ее наняла фирма "Дидилия". Там сообщили, что за мальчиком нужно присмотреть, пока не приедут родители из Китая. Шесть месяцев Дарья ухаживала за ребенком. Китайская семья на связь с няней не вышла.

"Мы общались только с переводчиком из Китая. Отправляли короткие отчеты о ребенке, фото и видео. Ответа не было. Это меня не беспокоило, я просто выполняла работу няни. Но потом привязалась к ребенку — и возникла мысль оставить его у себя", — говорит Стулинская.

По ее словам, они с супругом были готовы взять ребенка на время следствия или насовсем. Для этого даже окончили школу приемных родителей. Однако мальчика поместили в детский дом, запретив Стулинским общаться с ним до решения суда. Пара обращалась в органы опеки, прокуратуру, администрацию Красноярского края, к депутатам Госдумы и омбудсменам. Везде отвечали, что дети не оставлены без попечения родителей — у них по документам есть матери.


Источник