]


Станков не хватает: 140 миллиардов готовятся освоить ударными темпами

13 сентября 2021 г. 14:29:04

Оказавшись в тупике, Москва вспомнила о советском машиностроительном наследии

РБК со ссылкой на своих инсайдеров сообщило о создании компании по разработке и производству тяжелого обрабатывающего оборудования и инструментов для промышленности. Ее, как утверждают эти источники, возглавит Кирилл Федоров, занимающий должность генерального директора «РТ-Капитал». Основу объединения составят БелЗАН, «Станкопром», «Нити Прогресс» и «Стан», которые полностью или частично контролируются «Ростехом».

«Это позволит создать новый промышленный холдинг, способный конкурировать с мировыми компаниями. Мы намерены организовать высокотехнологическое производство продукции, конкурентоспособной по качеству, цене и техническим возможностям, имеющей в том числе высокий экспортный потенциал», — пояснил Федоров.

Судя по всему, ставятся цели импортозамещения, которые позволят завоевать до 50% российского рынка промышленного оборудования, чья емкость оценивается в 100−110 млрд руб., а к 2030 году повысится до 140 млрд руб.

Похоже, заявленная ранее стратегия развития станкоинструментальной промышленности на период до 2035 года начинает наполняться конкретикой. Правда, в условиях быстро меняющихся технологий на такой длительный срок сегодня планировать могут только писатели-фантасты… или наши чинуши.

Сегодня, по оценке президента ассоциации «Станкоинструмент» Георгия Самодурова, импорт покрывает до 67% потребностей, тогда как семь лет назад за рубежом заводы РФ покупали порядка 90% станков и обрабатывающего оборудования.

Конечно, это позитив, но год назад глава российского кабмина вынужден был признать, что «по самым критическим позициям, таким как шпиндель системы ЧПУ, шарико-винтовые пары, зависимость (от импорта) составляет от 80% до 95%».

Вряд ли ситуация здесь резко улучшилась, поэтому можно смело предположить, что импортозамещение идет по пути наименьшего сопротивления и затрагивает второстепенные позиции. Даже через 15 лет чиновники обещают довести локализацию до 70%, оставив все самое сложное зарубежным поставщикам.

Что касается высокотехнологичной начинки, в первую очередь ЧПУ, дисплеев, панелей управления, инкрементальных (импульсные — авт.) и абсолютных энкодеров (преобразователи — авт.), датчиков угла поворота, линейных измерительных систем — все это, наверняка, закупается и еще очень долго будет приобретаться за кордоном. Значит, реальная зависимость от импорта не уменьшается, хоть и сокращается в отчетности Минпромторга.

В целом, чтобы «конкурировать с мировыми компаниями», чего обещает Кирилл Федоров, в стране должны появиться аналоги японской ассоциации станкостроительной промышленности JTBA или китайской Федерации машиностроения (CMIF), которая в свое время справилась с программой импортозамещения.

Тут возникают очень большие сомнения. В лучшем случае создаваемый холдинг консолидирует пару десятков производственных площадок, тогда как в 1991 году в СССР действовало 428 предприятия, значительная часть которых располагалась на территории нынешней России. Тогда станкоинструментальная промышленность выпустила 160 тыс. станков, в том числе 110 тыс. произведенных в РСФСР, включая 20 тыс. шт. с ЧПУ. Это ставило нашу страну на второе ме

Скажем больше: в то самое время, когда визировалось преступное Беловежское соглашение, Минсредмаш СССР отчитался о выпуске более 1000 комплектов автоматических линий и более 40 тыс. кузнечно-прессовых машин, в том числе 2 500 с ЧПУ. Но и эти уникальные станки позднее были демонтированы и вывезены в Китай, а то, что не удалось экспортировать, разобрали на запчасти и продали, как лом черных и цветных металлов.

Назовем вещи своими именами: спустя 30 лет национальное машиностроение оказалась на дне пропасти. И это не фигура речи. Судите сами: если на начало 1992 года на заводах, только что «освободившихся от оков коммунизма» страны, насчитывалось более 2,5 млн. современных единиц металлообрабатывающего оборудования, то по переписи 2018 года осталось не более 900 тыс., из которых только 25% обозначены, как не старше 20 лет.

На самом деле могло быть и хуже. Зашевелились только после войны 08.08.08. Именно тогда со всей очевидностью стало понятно, что срочно нужна модернизация армии и вооружения. А после 2014 года вдруг стало ясно, что оказавшись без кооперации с Украиной, ВПК задыхается от нехватки нового оборудования. Как следствие, страну захлестнул контрафакт, от которого никак не получается избавиться.

В 2016 году наши немногочисленные станкостроительные заводы, в том числе принадлежащие иностранцам, осилили выпуск 6,3 тыс. единиц якобы российского металлообрабатывающего оборудования. По оценке же специалистов, доля действительно российских станков и прессов в этом списке не превышала трети и оценивалась в 2 тыс. ед. или менее 2% от советского объема.

Еще 8,5 тыс. единиц ввезли из-за кордона. В итоге впервые в новой России обновление парка станков приблизилось к 1%. Пятиосевые обрабатывающие центры приобретаются лишь тогда, когда совсем припрет в оборонке. Их доля в импорте не превышает 13−15%.

Даже если бы не было западного бойкота, обновление российской производственной базы оказалось бы невозможным из-за запредельного курса рубля. Судя по всему, эти очевидные вещи стали понятны наверху, что и подвигло кабмин на возрождение национальной металлообработки.

И хотя картина в этой отрасли в целом выглядит достаточно мрачно, подвижки кое-какие есть. Например, инженеры станкостроительного завода «Саста», который находится в Рязанской области, оцифровали, как оказалось, бесценное советское наследие. По словам Евгения Городчука, координатора проекта внедрения комплексной информационной системы, «нам предстояло решить непростую задачу наследования ранее разработанной конструкторско-технологической документации».

Как известно, автоматизированное сквозное проектирование с передачей оцифрованной документации станкостроителям должно в разы ускорить разработку и внедрение в техпроцесс выпуска новых единиц металлообработки. По разным оценкам, даже использование советских архивов тридцатилетней давности может закрыть до 95% потребностей нашей страны в станках, в том числе с ЧПУ.

Правда, на этом пути стоят практически непреодолимые препятствия в области собственного выпуска чипов и высокочувствительных сенсоров. По большому счету, огромные завалы имеются везде. Плохо с качественным металлом и сплавами, не хватает конструкторских и исследовательских школ, нет выхода на западные ноу-хау.

О том, почему России нужно сделать станкостроение отраслью № 1 в отечественной промышленности, говорит хотя бы тот факт, что в доковидном 2019 году в мире имел место острый дефицит обрабатывающего оборудования, прежде всего, станков с ЧПУ.

С этой проблемой столкнулись даже американцы, которые не могут в нужном объеме приобрести высококлассные станки. Заокеанский портал Mms Online пишет о серьезных трудностях с покупкой хорошего металлообрабатывающего оборудования, несмотря на, казалось бы, законы рынка.

Сегодня янки и китайцы бьются за японские, немецкие и швейцарские обрабатывающие центры, а русским приходится стоять в сторонке.

Источник


Источник