]


Белоруссия после Лукашенко. Что предлагает президент

27 апреля 2021 г. 19:59:04

В годовщину аварии на ЧАЭС в Белоруссии, впервые с 1996 года, запретили «Чернобыльский шлях», лишив оппозицию последней надежды на новый Беломайдан

Никто на улицы не вышел. Протесты совершенно лишились поддержки. Это личная победа президента РБ, которому теперь больше никто не мешает провести Конституционную реформу по его собственной схеме, чтобы обеспечить прочность нынешней конструкции Белоруссии Лукашенко.

Руины Беломайдана

Провокаторы снова работали в режиме «цветной революции», как в августе 2020-го, давали указания, план действий, маршруты передвижения. Вот, для примера, канал «Беларусь головного мозга» соратника Степана Путило (Нехта), Романа Протасевича:

«Начиная с 20:30 подходите к крупнейшему храму вашего города. В Минске основными точками должны стать костёл Святой Марии и собор Святого Духа. Если подходы будут заблокированы, выстраивайте в ряд свечи вдоль улицы Ленина. В случае тотальной блокировки прилегающих улиц направляйтесь к церкви Марии Магдалины или же выставляйте свечи в ближайших безопасных местах».

Но никто не пришел, а значит, «нехты» летят в пропасть. «Nexta live», у которого в августе-октябре 2020-го было более двух миллионов подписчиков, сегодня ежедневно теряет от полутора до трех тысяч. 26 апреля канал потерял 3000 подписчиков, а всего после Нового года «Nexta live» потеряла полтора миллиона. То же с каналом Светланы Тихановской.

Тем более что он превратился в какой-то унылый пресс-релиз районного уровня. Статистика отражает падение интереса к информационным площадкам «революционеров» и, как следствие, полный крах цветной революции в Белоруссии.

26 апреля самые упорные (или проплаченные) люди были замечены только и исключительно в Минске. Среди них была неизменная старушка Нина Багинская, которая прошла по центру столицы с протестными плакатами на груди и на спине. Ее никто не трогал, потому что лично Лукашенко публично приказал ее не трогать. Но даже эта «Брешко-Брешковская Беломайдана» не осмелилась демонстрировать БЧБ-флаг. Вместо него Багинская была вооружена древком без полотнища. И это самый яркий символ ее личного поражения. На этот раз.

Теория заговора

Нет, это не значит, что участники впечатляющих массовок августа прошлого года переобулись и стали «ябатьками». Просто они поняли, что окно возможностей закрылось, и теперь ждут, когда оно откроется вновь. Если история чему-то и учит, то только тому, что проигравшая сторона обычно анализирует уроки своего поражения и начинает готовиться к новой войне. Такие эволюции и происходят сейчас с белорусской Фрондой.

Лучше всех это понимает президент РБ. Александр Лукашенко видел много попыток своего свержения и успешно пережил их. Но похоже, что на этот раз урок был для него особенным. По крайней мере, впервые за все время своего президентства он публично заговорил о том, что может пасть жертвой покушения. Повод дало разоблачение российскими партнерами белорусских силовиков реального заговора оппозиционеров и реального военного переворота.

17 апреля ФСБ задержала в Москве двух представителей протестного лагеря, давних и отъявленных борцов за свержение «диктатора» — политолога Александра Федуту и «американскоподданного» юриста Юрия Зенковича. Их передали сотрудникам КГБ, которые поместили двух незадачливых «путчистов» в минское СИЗО «Американка», где в одной из камер уже находился задержанный на территории РБ по тому же делу лидер оппозиционной партии БНФ Григорий Костусев.

25 апреля, накануне «Чернобыльского шляха», спецслужба передала в СМИ видео признательных показаний всех троих. Задержанные признают участие в заговоре, правда, ничего не говорят о планах покушения на президента.

Но эту тему, куда более любопытную, публично осветил лично Александр Лукашенко, который начиная с 24 апреля проводил поездку-тур по пострадавшим от Чернобыльской аварии областям Белоруссии.

Глава государства сообщил, что покушение было заказано США, оно планировалось на 9 мая, заказчики выделили 10 миллионов долларов на его убийство. По словам Лукашенко, вооруженные люди должны были напасть на президентскую резиденцию (Дрозды), при этом работу снайпера, который должен был взять на мушку главу государства оценили в миллион долларов.

Это официальное заявление прозвучало в субботу, 24 апреля. А в воскресенье, 25 апреля, белорусский государственный телеканал ОНТ в прямом эфире назвал советника президента США Майкла Карпентера причастным к подготовке физического устранения президента Белоруссии и организации вооруженного мятежа. В сюжете напоминали, что Белый дом отверг все обвинения в причастности к заговору.

«Тогда подскажем, где Вашингтону искать правду — у советника Байдена Майкла Карпентера. Он расскажет, если захочет», — сообщили авторы сюжета.

И не нужно быть особо осведомленным, чтобы понимать, кто именно дал «добро» на эту реплику. Дальше — больше. В Москве в тот же день по телеканалу «Россия-1» публикуется эксклюзивное интервью директора ФСБ Александра Бортникова, который на прямой вопрос, «может ли наша сторона подтвердить, что была попытка военного переворота?», ответил столь же прямо и утвердительно: «да, совершенно верно».

Генерал армии Бортников не является публичным лицом и дает интервью крайне редко. На этот раз было сделано исключение, что намекает на неуместность сомнений в том, что президента РБ и правда хотели убрать.

Чудо-декрет

О заговоре Александр Лукашенко в своей свойской манере делился во время Чернобыльского тура, находясь в Гомельской области. Он рассказывал о планах своего убийства, о своей возможной внезапной насильственной смерти, как о чем-то будничном. Выяснилось, что это была всего лишь необходимая, смысловая прелюдия к совершенно другой информации, которой от него давно ждали.

Огромной интригой было обещание главы государства подписать декрет, который бы обеспечил стабильность в стране, когда рано или поздно наступит эпоха «после Лукашенко». Давно ожидаемая схема трансфера власти. Многие полагали, что она будет заключена в проекте новой Конституции. Лукашенко сдержал слово, Основной закон уже разрабатывается, предложения собирает Конституционная комиссия — редакционное ядро, назначенное указом от 16 марта сего года. 1 августа 2021-го она должна отчитаться президенту о проделанной работе.

Но таинственный декрет не имеет к этому никакого отношения, поскольку является личным распоряжением главы государства, имеющим силу закона. И вот, 24 апреля, находясь в Гомельской области, Лукашенко и рассказал окружавшим его людям под камеры о том, что же он решил узаконить.

Проницательные наблюдатели не ошиблись: Александр Григорьевич действительно нарисовал схему транзита власти, чего раньше не делал никогда. Правда, в прямой речи не было ни слова «трансфер», ни слова «транзит» власти. Суровая прелюдия о возможности погибнуть на своем посту, т.е. внезапно перестать быть президентом Белоруссии, была нужна только и исключительно для того, чтобы изобразить такой уход форс-мажором, а не политической отставкой. В любом случае это сенсация.

Итак, вот суть будущего чудо-декрета. В случае, если его внезапно не станет, Лукашенко завещает уже сегодня исполнять обязанности президента премьер-министру. Но с одним условием. Вся власть в стране перейдет коллективному, ныне существующему органу — Совету безопасности. Но есть нюанс. Премьер будет председателем Совбеза. Все решения будут приниматься коллегиально, тайным голосованием. В основном это не противоречит статье 89-й Конституции РБ о том, что в случае невозможности исполнения президентом своих обязанностей его полномочия до принесения присяги вновь избранным президентом переходят к премьер-министру.

Преемник или семибоярщина?

Пока декрет не подписан и не опубликован, предметный разговор о нем вести преждевременно. Но большинство читателей — люди здравомыслящие. Им совершенно ясно, что в данном случае происходит некий политический проект. Он хоть и связан с природной, биологической конечностью любого человека, а не только президента Белоруссии, но все же это не конец истории эпохи Лукашенко.

Безусловно, Александр Григорьевич думает о транзите власти. Отчасти «декрет» рисует схему. Но это только очертания. Есть примеры транзита в постсоветских странах. Казахстанский, когда власть передается преемнику при живом предшественнике, который контролирует и следит за ним. И азербайджанский, т.е. чисто восточный, когда устанавливается наследственная «президентская» монархия. На первый взгляд «декрет» намекает на казахский опыт через премьера-преемника под контролем Совбеза. Если так, вопрос — кто он? Не секрет, что сыновья Лукашенко, Виктор и Николай, давно и неразрывно аффилированы с образом президента. Старший с 5 января 2007 года является членом Совбеза. Младший еще молод и не входит во власть.

Отец не раз публично заявлял, что он не будет президентом. В последний раз он это сказал арестованному мужу Светланы Тихановской, Сергею, во время общения с ним в СИЗО. Но Коля присутствует рядом с папой во многих официальных, заграничных командировках самого высокого уровня. Другие президенты берут в поездки жен, Лукашенко — младшего сына. Коля — личный копирайт Александра Григорьевича.

Может ли быть азербайджанский сценарий? Сам Лукашенко это отрицает. Судить можно будет по очень простому признаку: если секретарем Совбеза гипотетически станет Виктор Лукашенко, то это азербайджанский транзит. А если «третье лицо», то казахстанский.

Что будет — увидим, но не очень скоро. Александр Лукашенко, к счастью, будет жив и на зависть здоров еще много лет. Так что на сегодня функция «декрета» быть сигналом для команды президента, чтобы избавить ее от ненужных душевных метаний. Команда справедливо обеспокоена будущим. Ей нужны гарантии. Президент их дает, как обещал. «Декрет» обещает власть не «Лукашенко-2», а непосредственно его. И это на сегодня третий тип транзита власти. Но в нем заключена большая опасность: «семибоярщина» — зловещий способ правления, который неизбежно ведет все типы русских государств к смуте.

https://ukraina.ru/exclusive/2...


Источник