]


В кино пойдем, да?

21 января 2021 г. 14:14:46

Грешен, люблю фантастику, особенно в кино — но то, на что я набрел намедни, требует отдельного обсуждения. Во всяком случае, такой развесистой клюквы я не видел давно.

Итак, фильм называется «Смертельная зона» — именно за него стриминговая компания Netflix рискует попасть на сайт «Миротворец» в полном составе, вплоть до уборщиц в студиях и офисах.

Недалекое будущее, конкретно — 2036 год. Украина. Вернее то, что от нее осталось — а остался гибрид из «Неуловимых мстителей» и «Свадьбы в Малиновке». Государства нет, на территории идет гражданская война между пророссийскими «красными» под руководством четырехзвездочного (!!!) генерала Виктора Коваля и «националистическими патриотами-повстанцами»; при этом все общаются между собой на отличной державной мове.

Да, в фильме отдельно подчеркивается, что это именно гражданская война. Никакой тебе «страны-агрессора» и прочих розовых соплей украинских наци.

Государства нет от слова «совсем» — ни правительства, ни полиции. Этакое Гуляй-поле в современной обертке. Впрочем, один след государственности я все-таки нашел, но об этом позже.

Начинается сия фильма с того, что где-то на Украине попадает в засаду отряд из сорока морских пехотинцев США, выступающих в роли миротворцев. По ним стреляют со всех сторон, одного из них ранят и он громко стонет под аккомпанемент автоматных очередей. Короче, шаблонная картинка — ночь, стрелки на крышах соседних зданий, огонь, взрывы и все такое. Антураж соблюден, переходим к следующей сцене.

Сержант, командовавший отрядом, посылает бойца вытащить раненого из-под обстрела. В итоге второго бойца тоже ранят, он начинает стонать в унисон с первым, а в это время к месту боя подъезжает и останавливается бронированный грузовик.

Тем временем, далеко-далеко от места боя, на военной базе в Неваде сидит нигга-лейтенант, управляющий боевым ударным дроном. Он видит грузовик, кушает конфетку и решает выпустить ракету — командование запрещает ему это делать, но он все равно ее выпускает, ибо заподозрил наличие в грузовике чего-то под аббревиатурой ПУ — видимо, пусковая установка. Пусковая установка чего именно не раскрывается, но не будем придираться к мелочам, договорились? В итоге двое морпехов в фарш, а ниггу-лейтенанта отправляют на комиссию по этике. Которая, между прочим, состоит из трех белых цисгендерных мразей.

Вместо того, чтобы отдать ниггу под суд (он справа на фото вверху), лейтенанта Харпа решают отправить на «повышение квалификации» — и как думаете, куда? Правильно, именно туда. То есть на Украину.

Вот тут у меня начали закрадываться первые подозрения. Представьте себе следующую картинку — приезжает проштрафившийся нигга на базу где-то на Украине и его отправляют к еще одному нигга — капитану Лео.

При этом на базе только эти двое черные. Все остальные подозрительно бледнолицы, от полковника до последнего солдата. И, что особенно возмутительно, ни тебе гея, ни завалящего трансвестита. Женщины на базе тоже есть, но их там пара штук, не больше.

И вот дальше сюжет только начинает закручиваться — практически сразу же выясняется, что нигга-капитан — боевой андроид (он справа на фото, с щегольскими усиками) или, как он сам о себе говорит, «боевая единица».

А между тем кое-где на этой территории свирепствует холера (неожиданно, да?) и андроиду вместе с новым подчиненным приходит в центральный процессор мысль о доставке вакцины в один из местных госпиталей повстанцев.

Вот с этого места настоящая развесистая клюква и начинается. Нигга уходят за периметр базы вдвоем. Сложное технологическое изделие в виде капитана Лео вообще никто не контролирует — а вдруг его похитят злобные китайские шпионы, да как начнут копировать? Халатность и безалаберность, дорогие товарищи!

Дальше было очень много жести, это необходимо смотреть. Но главная мысль, пришедшая андроиду в процессор, который научили сопереживанию, такова — именно Америка является причиной всех бед и войн на планете. Поэтому андроиду жизненно необходимо устроить на том месте пролив имени товарища Сталина между Мексикой и Канадой — а сделать это поможет система удара возмездия «Периметр». Или, как ее называют на Западе, «Мертвая рука» — и андроиду почти удается запустить ракеты. Почти, ибо по закону жанра американская ракета с боевого дрона влетает в пусковые установки ровно за секунду до старта.

Кстати, про признаки государственности на Украине. По ходу дела оба ГГ (это главные герои, а не то, над чем вы там хихикаете) забирают у торговца оружием его кадиллак — и когда андроид уже движется в сторону пусковых шахт системы «Периметр», его удается отследить с дрона.

Спросите, как? По номерам, конечно! И вот какая загогулина — государства нет, вообще ничего нет, а автомобильные номера есть.

Я по этому поводу вспомнил свою поездку на Украину. Давно, еще в 80-х годах прошлого века. Нужно сказать, что по-украински ГАИ звучит как «Державна автомобiльна iнспекция» — то есть, издалека было заметно посты и машины с надписью «ДАI». С тех пор ничего не изменилось, в том числе и аббревиатура, которая предельно точно отображает весь смысл это службы: дай на лапу и дуй дальше.

Хотелось бы особо отметить наиболее понравившиеся моменты. К примеру, такой: из здания выбегают пророссийские «красные» с заложниками, прямо на нигга-лейтенанта Харпа. И стоящий впереди чувак, приставивший пистолет к виску заложницы, долго и нудно орет на ломаном русском: «Бросай орудие, я ее пристрелью!».

Это к вопросу о качестве сценария. Помните бессмертное «Какие ваши доказательства?»? Вот это «Бросай орудие!» примерно из того же ряда.

Или еще один момент: ГГ попадают в детский приют, которым руководит молодая женщина по имени София. В приюте около сотни детей и София, отвечая на вопрос нигга-лейтенанта, заявляет, что родители этих детей погибли от бомб и ракет с американских боевых дронов. «Сопутствующие потери», так сказать.

Ближе к финалу София вдруг оказывается лидеркой повстанцев и снова беседует с нигга-лейтенантом, уже захваченном повстанцами. Что-то там ему втолковывает, но в итоге заявляет Харпу: «Можешь идти, ты свободен».

Со стороны зрителя это звучит примерно так: «Ты прилетай, если чо. Прямо на дроне, с бомбами и ракетами». Прелесть, какая мизансцена.

Вообще, с логикой в этом фильме очень туго. Впрочем, как и с многим другим — с тем же ощущением времени, например.

Тут важнее другое. Американские киношники славятся тем, что умеют улавливать тренды и социальные настроения, не зря их киноиндустрия считается самой мощной в мире. То, что они видят на территории Украины не страну, а зону вечного хаоса, очень показательно — и именно это должно бы, по идее, напрячь самих украинцев больше всего.

Но куда там! Я сам не видел, но говорят, что зарево над Дурненькой по поводу фильма было видно от Лиссабона до Владивостока, настолько мощно что-то там рвалось у национал-патриотов. Я, кстати, догадываюсь, что именно — но как человек, культурный до мозга костей, вслух произнести не решаюсь.

Что порадовало меня больше всего — за декабрь в кинопрокате России 80% выручки составили сборы именно от отечественных фильмов.

И еще один факт, который меня обрадовал — даже железяка, к которой каким-то чудом умудрились прикрутить сопереживание и сострадание, моментально понимает, что лучше бы той Америки не было вовсе.

Это очень парадоксальный фильм, да. И Оскара он точно не получит — вот если бы железяка был бы геем, то тогда конечно, без вопросов.

А здесь даже из негров умудрились сделать нетолерантных цисгендерных тварей, преступно предпочитающих женщин. Куда смотрит Палата представителей, Ненси Пелоси и американская киноакадемия, просто не понимаю. Безобразие, товарищи! Форменное безобразие!

И меня мучает только одна мысль — а не окажется ли сия фильма пророческой?

Олег Адольфович


Источник