]


Санкционная война Белоруссии и Запада – реальность или имитация?

6 апреля 2021 г. 12:22:18

В Белоруссии ранее неоднократно подчеркивали, что введение любых ограничений является крайне непродуктивным шагом. Официальный Минск всегда старался держаться подальше от идущих в мире санкционных войн, прекрасно понимая, что их последствия для экономики республики будут крайне плачевными. Кроме того, в белорусской столице стремились не вмешиваться в противостояние Москвы и Запада, попутно зарабатывая на имеющихся у противоборствующих сторон противоречиях.

Однако события, развернувшиеся вокруг республики после прошедших 9 августа 2020 года президентских выборов, на которых официально победил Александр Лукашенко, серьезным образом изменили ситуацию.

На фоне объявленных странами ЕС и США санкций в отношении белорусских чиновников и некоторых предприятий в Минске еще в сентябре прошлого года пообещали ответить на политику Запада зеркальными мерами. В частности, МИД республики заявил, что введет симметричные ограничения в отношении Латвии, Литвы и Эстонии. Позже внешнеполитическое ведомство подтвердило свои намерения, а его руководитель Владимир Макей сообщил как минимум о трех направлениях, по которым в адрес «европейских партнеров» будут предприняты «действительно очень чувствительные и серьезные» ответные меры.

Поддержал линию белорусского МИД и А. Лукашенко, который сначала пообещал наказать «зажравшихся» прибалтов, а позже и вовсе сообщил, что готов нанести ответный удар по иностранным фирмам, которые работают в Белоруссии. Правда, вплоть до конца марта никаких решительных шагов со стороны Минска в отношении зарубежных партнеров так и не последовало. Исключением стал частичный перенос транзита некоторых нефтепродуктов из литовских портов в морские гавани России. Однако и здесь все оказалось не столь однозначно.

С одной стороны, договор с Россией полностью не закрывает возможности Минска вернуться к прибалтийскому транзиту. С другой – даже на фоне принятого решения Белоруссия продолжила работать с литовскими партнёрами. В частности, в январе литовская транспортная компания получила заказ на транспортировку 60-70 тыс. тонн темных нефтепродуктов в порт Клайпеды. Кроме того, не собираются отказываться от портов в Литве производители и экспортеры белорусских минеральных удобрений. «Беларуськалий» имеет в Клайпеде 30% терминала Birių krovinių terminalas, а Белорусская калийная компания выкупила портового агента Fertimara, что надолго закрепляет их в литовских гаванях.

Кроме того, 26 марта стало известно, что руководители железных дорог Белоруссии и Литвы обсудили «совершенствование работы по пропуску транзитных грузов в направлении Калининградской области, ускорению продвижения контейнерных поездов через пограничные переходы». На их встрече, помимо всего прочего, было подписано соглашение о сотрудничестве, которое предполагает ускорение грузовых перевозок, что только подтверждает половинчатость белорусских ответных действий в отношении Литвы и неготовность Белоруссии полностью входит в конфликт с Вильнюсом в сфере торгово-экономических отношений.

В то же время на фоне продолжающегося политического конфликта с ЕС Минск не может просто стоять в стороне и смотреть на явно недружественные шаги со стороны западных стран. Именно политическая мотивация стала причиной того, что 30 марта А. Лукашенко подписал указ «О применении специальных мер», который был принят «в целях обеспечения безопасности и защиты национальных интересов». Согласно документу, предусматривается «введение запрета на ввоз в страну отдельных категорий товаров, а также на импорт работ (услуг), выполняемых юридическими и физическими лицами государств, принявших специальные меры (санкции) в отношении белорусских юридических или физических лиц». При этом вновь оказалось, что политические мотивы не могут пересилить вопросы экономики.

В указе отмечается, что конкретный перечень товаров, услуг и «при необходимости» иностранных юридических и физических лиц будет позже установлен Советом министров республики. При этом, что немаловажно, подчеркивается, что ограничения не затронут транзит товаров через территорию республики и «иные обязательства Республики Беларусь в связи с функциями международного транзита и посредничества». Позже премьер-министр Роман Головченко сообщил, что правительство планирует действовать «точечно». Но и он не смог сказать, против кого планируется вводить санкции, хотя и отметил, что «указ будет применяться только в отношении тех фирм и компаний, которые применяют недружественные акции в отношении Белоруссии».

Нынешнее отношение белорусских властей к санкционной войне с Западом вполне объяснимо. В Минске, несмотря на крайнюю раздраженность действиями своих иностранных партнеров, прекрасно осознают, что выиграть в этом противостоянии вряд ли получится. С одной стороны, экономика страны крайне зависима от поставок на внешние рынки, а с другой – ухудшение торгово-экономических отношений с западными странами неизбежно приведет к еще большей зависимости от России, чего в белорусской столице всегда старались избегать. Кроме того, любые серьезные ограничения против иностранных фирм как внутри республики, так и за ее пределами неминуемо ударят по экономическому состоянию страны.

Например, введение санкций в отношении Украины, которая является одним из основных торговых партнеров Белоруссии, может ухудшить состояние нефтепереработки республики, так как украинский рынок для белорусских НПЗ является премиальным. Ограничения против Польши, которую сегодня в Белоруссии называют главным внешним инициатором дестабилизации обстановки в республике, вполне могут сократить белорусский экспорт. Достаточно помнить, что западный сосед Минска входит в топ стран, с которыми у РБ торговый оборот превышает $1 млрд, а сальдо является положительным. Кроме того, именно Польша является одним из главных рынков сбыта для белорусской лесопродукции и занимала в прошлом году лидирующее место в ЕС по потреблению калийных удобрений от «Беларуськалия». Ситуация с Прибалтикой и вовсе выглядит неоднозначной, так как литовские или латвийские порты по-прежнему остаются важным направлением для белорусского экспорта, полностью заменить которое Россия в обозримом будущем не сможет.

Кроме того, попытки воздействия на иные страны Запада, особенно через их представительства в Белоруссии, и вовсе могут привести к крайне негативным последствиям. В республике, действительно, работает множество иностранных фирм, многие из которых напрямую влияют на белорусскую экономику. Например, один из крупнейших частных белорусских банков «Приорбанк» относится к группе Raiffeisen Bank International. Эстонскому холдингу SFG принадлежит минская фабрика «Милавица» и молодеченская «Юнона», которые работают на экспорт. Одними из самых успешных в республике являются компании из Австрии Kronospan Holding и Литвы VMG и SBA Furniture group, а также швейцарский производитель поездов Stadler. И все эти предприятия, как и множество других, связаны со странами, которые уже ввели или поддержали санкции против Белоруссии. Вряд ли власти республики решатся на опрометчивый шаг, чтобы вводить против них какие-либо ограничения. Тем более необходимо помнить, что многие из иностранных компаний имеют свои представительства в России и оттуда поставляют продукцию в республику. Любые белорусские санкции в отношении таких предприятий могут вызвать негативную реакцию в Москве.

Нельзя забывать и о том, что идти на реальное обострение ситуации Белоруссии не выгодно не только в отношении ЕС, но и США. Вашингтон уже недвусмысленно дал понять, чем это может грозить белорусской стороне, объявив в конце марта о том, что не будет больше продлевать заморозку своих санкций в отношении предприятий нефтехимического комплекса РБ. В отличие от прошлых лет нынешние действия Соединенных Штатов могут привести к более серьёзным проблемам для экономики республики. В данном случае речь идет о превращении белорусских предприятий в «токсичных» партнеров для всех стран Запада, которые будут вынуждены лишний раз подумать о продолжении сотрудничества из-за возможности попасть под удар со стороны Вашингтона.

Нечто подобное США уже продемонстрировали на примере строительства Россией газопровода «Северный поток – 2». Кроме того, не стоит забывать, что Соединенные Штаты являются одними из крупнейших покупателей белорусских калийных удобрений, а торговый оборот между странами составляет в последние годы сотни миллионов долларов, в том числе и за счет IT-продукции, которой гордятся белорусские чиновники.

В конечном счете сегодня нельзя говорить о том, что в Минске, объявив о введении контрсанкций, в реальности готовы идти на радикальные меры. Одновременно и Запад, объявляя о своей санкционной политике в отношении Белоруссии, пока также не спешит форсировать ситуацию. Все попытки белорусской оппозиции заставить ЕС и США ввести драконовские ограничения в отношении Минска провалились, а санкции против некоторых белорусских бизнесменов и чиновников кардинально не изменили торгово-экономическое сотрудничество сторон. По сути, объявленная санкционная война против Белоруссии пока носит символический характер и должна служить сигналом властям республики о том, что на Западе крайне недовольны их политикой.

По всей видимости, и объявленные официальным Минском контрсанкции стоит рассматривать в аналогичном ключе. Поэтому, если у сторон все еще остается адекватное восприятие ситуации, полномасштабную санкционную войну никто разворачивать не будет. Все ограничится политическими заявлениями и «точечными ударами», которые будут в большинстве случаев носить характер имитации. Для настоящего противостояния Белоруссии и Запада нужны гораздо более веские причины, чем победа на президентских выборах Александра Лукашенко.

Илья Захаркин


Источник