]


Кому достанется ядерный потенциал Монголии — России или Китаю?

3 декабря 2021 г. 14:13:31

Отвечая на современные вызовы, Монголия полна решимости сформировать свою ядерную энергетику. С приходом к власти Монгольской народной партии (МНП) и утверждения Ухнаагийна Хурэлсуха в качестве лидера этой страны-отшельницы, ядерная перспектива Улан-Батора обозначилась более ясно. Давний интерес бывшего премьер-министра Монголии к производству ядерной энергии, подкрепляемый наличием изобильных запасов урана в стране, приобретает в последнее время все большую политическую и экономическую актуальность.

Не прошло и месяца после его победы на выборах в июле 2021 года, Хурэлсух заключил соглашение с китайским президентом Си Цзиньпином о пролонгации существующих стратегических отношений между двумя странами, особенно в ключевых секторах, таких как добыча полезных ископаемых.

По оценкам экспертов, Монголия обладает доказанными запасами урана в объеме около 80 тысяч тонн. Еще в 2011 году правительство планировало построить первую атомную электростанцию к 2020 году. Кроме того, государственная корпорация «MonAtom» намеревалась создать мощности по производству ядерного топлива за счет использования отечественных урановых месторождений, однако этот проект не был реализован. Более того, у правительства страны имелся план, согласно которому Монголия должна была поставлять топливо для атомных электростанций в разных странах Северо-Восточной Азии. Улан-Батор рассчитывал на приток гигантских инвестиций от мировых держав, таких как США, Россия, Франция и Китай.

В соответствии с Программой развития Монголии до 2050 года страна привержена идее перехода на более экологически безопасные технологии. Однако, используя свои запасы урана для производства атомной энергии и снижая многолетнюю зависимость от традиционных источников энергии с целью снижения уровня выбросов, Улан-Батор оказался в безвыходном положении. Речь идет о чрезвычайно сложном выборе между Москвой и Пекином.

Какую же роль может сыграть Китай в том, чтобы Монголия стала ядерной державой? Будучи ее ближайшим соседом, он изо всех сил пытается взять в свои руки развитие монгольской атомной промышленности. При Си Цзиньпине Китай стремительно наращивает свой экономический и военный потенциал. Таким образом, Улан-Батор легко может оказаться в лапах Си и его коммунистического окружения.

Китай последовательно наращивает свой ядерный потенциал, что следует оценивать в контексте стремления КПК иметь «армию мирового класса». Не секрет, что за этим стоит безумная мечта Пекина о достижении глобального превосходства. В последнее время появляются сообщения о том, что Китай строит 120 ракетных шахт для межконтинентальных баллистических ракет (МБР) в провинции Гансу, 100 шахт близ Хами в восточной части Синьцзяна и еще около 40 шахт во Внутренней Монголии. Это недвусмысленно свидетельствует о том, что Пекин продвигает свои ядерные планы вплоть до границы со своим тихим соседом, Монголией.

Насколько надежным партнером в развитии ядерного будущего Монголии была бы Россия? Путин, разжигая имперские настроения в России, просто подрывает мощь слабеющего глобального мирового порядка. Он полностью проигнорировал решимость Запада в области политики санкций и стратегические планы НАТО в Европе. Следовательно, сближение с Россией и предоставление государственной корпорации «Росатом» приоритета в развитии ядерного потенциала Монголии было бы опасной игрой для Улан-Батора.

Итак, кто является более надежным – Си Цзиньпин или Путин? Похоже, оба варианта были бы одинаково рискованными. Оба лидера отличаются алчностью, и они просто ждут момента для захвата лидерства в монгольской атомной промышленности. Монголии необходимо вести взвешенную политику в отношении участия двух жаждущих власти соседей – России и Китая — в развитии своего ядерного потенциала.

Китайское наступление становится все более масштабным. Тонкая экономическая дипломатия в Монголии, поддерживаемая военными, входит в повестку дня Компартии Китая при Си Цзиньпине. Его политика сводится к тому, чтобы занять позиции во всех критически важных геополитических точках в течение максимально короткого промежутка времени. Намерения китайского лидера предельно ясны: он хочет лишить США доминирующего положения в глобальных коридорах власти. В свете сказанного совершенно ясно, почему Пекин стремится захватить инициативу в реализации ядерных проектов в своем ближнем зарубежье.

Кроме того, Си Цзиньпин давно опасается традиционного российского влияния на Улан-Батор. Старые связи советских времен постепенно ослабевают. Но китайские коммунисты ни при каких обстоятельствах не желают рисковать. Учитывая массовое наращивание ядерного потенциала Китая, поддерживаемое агрессивной антизападной дипломатией, можно легко понять, что речь в данном случае идет о проявлении дисфункции, наивности и догматизма китайского лидера, который думает о закате американского господства и ослаблении позиций Соединенных Штатов на мировой арене.

Итак, Монголия балансирует на канате. Ядерные амбиции президента Хурэлсуха могут привести к тому, что эта восточноазиатская страна будет втянута в давнее соперничество крупных держав. Хурэлсуха уже обвиняют в масштабной милитаризации, полностью финансируемой коммунистическим режимом Пекина. Учитывая недавние обещания, звучавшие в ходе 26-й конференции ООН по климатическим изменениям в британском Глазго, глобальная тенденция заключается в постепенном отказе от ископаемых видов топлива с целью снижения углеродных выбросов. Таким образом, очевидная перспектива для Хурэлсуха – развивать ядерную энергетику, в том числе чтобы очистить воздух в задыхающейся от смога столице страны Улан-Баторе. Но тогда Монголии придется сделать трудный выбор между двумя крупными антизападными державами – агрессивным Китаем и встающей с колен Россией.


Источник