]


Китай — главная угроза для США и самый опасный «партнер» России

9 июня 2021 г. 19:54:56

Вот уже более 20 лет при Конгрессе США действует так называемая американо-китайская комиссия по обзору состояния экономики и безопасности (USCC). Она была создана 30 октября 2000 года в соответствии с Общественным законом 106–398 («Закон о санкционировании национальной обороны Флойда Д. Спенсера на 2001 бюджетный год»). Главная цель USCC — мониторинг последствий для национальной безопасности Соединенных Штатов торгово-экономических отношений с Пекином.

Комиссия обязана регулярно отчитываться Конгрессу и выпускать ежегодные доклады. О последнем таком докладе и пойдет речь.

Китай против США

Итак, отчет за 2020 год (крайне напряженный с точки зрения противостояния двух стран) комиссия посвятила стратегическим целям Пекина в Африке, американо-китайским связям в области здравоохранения и биотехнологий, а также растущей мощи Китайской Народной Республики (КНР).

Эксперты USCC пишут, что последние достижения КНР в развитии оборудования и логистике значительно улучшили Народно-освободительную армию Китая (НОАК). У Поднебесной появилась возможность развертывать свои силы на беспрецедентно дальних расстояниях. По мнению докладчиков, это подразумевает стремление Пекина к тому, чтобы китайские войска были вольны действовать по всему миру (а это уже покушение на американскую военную монополию).

В USCC считают, что в краткосрочной перспективе (10–15 лет) НОАК будет способна защищать китайские интересы в странах-участницах инициативы «Один пояс и один путь». А к середине XXI века Китай сможет быстро развертывать свои войска в любой точке мира.

Отдельно в докладе прошлись по войнам в интернете и космосе. Тут Китай также претендует на доминирование.

«Все это представляет серьезную угрозу для США и союзников, с которыми Вашингтон заключил договоры об обороне. Если Соединенные Штаты не отреагируют на нападение Китая на одного союзника государства, другие могут потерять доверие к Вашингтону. Деморализованные союзники и партнеры не захотят или не смогут предоставить доступ американским силам к военным объектам вблизи поля боя, что значительно повысит шансы КНР на победу в возможной чрезвычайной ситуации», — заключает USCC.

При этом отмечается, что если США встанут на защиту союзника, необходимо будет готовиться к дорогостоящему и затяжному конфликту. Растущие возможности китайской армии позволят им бороться с интересами Америки по всему миру.

Китайцы в Африке

Пекин уже давно считает страны Африки приоритетным направлением в его глобальном проекте по увеличению своего влияния в мире. Особый рост интереса китайцев к региону начался при Си Цзиньпине. Так, в докладе USCC говорится, что КНР последние годы активно стремится к африканским природным ресурсам, а также к поддержке государств континента в решении своих дипломатических задач. Поднебесная гибко адаптирует свой подход в разных странах региона с тем, чтобы вызвать у местных элит восхищение, а иногда и подражание китайским взглядам и подходам.

Пекин усилил свой контроль над африканскими товарами за счет прямых инвестиций в нефтяные месторождения, шахты и производственные мощности, а также за счет кредитов. В США это также рассматривают в качестве угрозы американским компаниям. При этом эксперты отмечают, что финансирование Китая непрозрачно и часто сопровождается обременительными условиями. Тем не менее, многие африканские страны начинают сотрудничать с китайцами и сталкиваются с растущим долговым бременем.

С целью продвижения своих экономических интересов в африканских странах, Китай продемонстрировал готовность усилить свое влияние в системе миротворческих операций ООН. Много внимания Пекин уделяет и расширению своего влияния в сфере безопасности Африки. А еще USCC упоминает о китайских ЧВК:

«Для защиты своих активов в регионе Пекин все больше полагается на частные военные компании, демобилизованных бойцов НОАК (более 3000 человек), а также сотрудников Народной вооруженной милиции Китая, которые работают в Анголе, Эфиопии, Гане, Нигерии, Сомали, Судане, Замбии и так далее».

Далее в докладе говорится о создании Китаем постоянных баз в Африке. В качестве основного примера приводится первая и пока единственная зарубежная военно-морская база КНР в Джибути, появившаяся в 2017 году близ военной базы США. Изначально она позиционировалась, как центр логистики. Через три года будет объявлено, что база готова принимать авианосцы.

«Китай улучшает свои возможности по развертыванию и поддержанию войск в Африке, а также создает прецедент использования экономических рычагов давления на другие африканские государства, чтобы подтолкнуть их к созданию дополнительных военных баз», — подводят итог докладчики.

В документе отмечается, что Китай использовал свои производственные и экспортные мощности, чтобы играть центральную роль на растущих рынках Африки, часто в ущерб США.

«Пекин особенно преуспел в установлении господства в телекоммуникационном секторе Африки, вызвав зависимость от китайского оборудования и услуг для подключения к Интернету. Благодаря щедрым субсидиям со стороны правительства Китая, стало возможным участие китайских фирм Huawei и ZTE в телекоммуникационном секторе Африки. Это помогло китайским компаниям получить преимущество перед конкурентами на рынке».

Наконец

Согласно докладу USCC, Министерство торговли США не в состоянии препятствовать попаданию секретных технологий в руки китайских военных. Главная претензия состоит в том, что в ведомстве не спешат создавать список «чувствительных технологий», которые следует тщательно охранять и изучать перед тем, как экспортировать в Китай.

Из этого можно сделать вывод о еще одной угрозе — получении (часто незаконном) китайцами технологий США (и не только).

«Не очень правильно говорить о том, что китайцы ведут промышленный шпионаж под покровом ночи. В течение 40 лет Запад самостоятельно вырастил научно-технологическую школу. В первую очередь в космосе. И не только США в этом участвовали, но и европейские страны», — говорит китаевед, автор книги «Китайская власть» Николай Вавилов.

«Конечно, существуют нелегальные каналы получения китайцами технологий. Это касается военных разработок. На эти каналы приходятся до 20% от общего объема получения технологий. И тут, как правило, речь идет о китайском сотруднике — либо этническом китайце-гражданине США, либо китайце, имеющем вид на жительство в США, либо о приглашенном сотруднике из Китая, который работает в лаборатории вместе с американскими сотрудниками. Разумеется, он подписывает соглашение о неразглашении информации, но де-факто многие годы передает эту информацию в свои исследовательские центры.

Существуют и полулегальные способы передачи технологий. Основной — это патентное воровство, когда китайцы отслеживают все заявки в патентные ведомства, и пока в американских, европейских или даже российских ведомствах в течение долгого времени медленно регистрируют изобретение, китайцы делают то же самое на своей территории гораздо быстрее. Таким образом, это изобретение становится китайским, и оспорить это в международном суде невозможно.

Остальные трансферы технологий происходят легально».

Кому еще угрожает Китай

«Рост Китая, безусловно, представляет для России определенную угрозу. КНР становится более агрессивной, ее столкновения с региональными державами создают афтершоки. Причем как для России, так и в целом для мировой системы», — рассказал корреспонденту Федерального агентства новостей доцент Финансового университета при правительстве РФ Геворг Мирзаян.

«Однако все-таки степень китайской угрозы переоценивать не стоит. Для Москвы она менее значимая, чем для тех же американцев.

Что же касается военных возможностей КНР — например по проекции силы — то смысл нам бояться? Там, куда Китай собирается проецировать силу через флот, нас нет или нас мало. Единственный регион, где мы можем серьезно столкнуться с КНР в военном плане — это Средняя Азия. Но там у наших стран интересы в целом схожие. Ближний Восток? Пусть там китайцы посостязаются с ключевыми игроками, например Турцией и Саудовской Аравией. А мы постоим в сторонке и посмотрим.

Что же касается роста внешнеполитической агрессии, то, как говорится, давно пора. Надоело смотреть на то, как Россия активно защищает мировой порядок в стенах Совбеза и «на земле» (например сирийской), а КНР стоит в стороне и использует нас, как наконечник копья».

Еще мнение

«Чтобы понять, насколько Китай опасен для России, я в 2018 году заключил контракт с китайским телевидением и год прожил в Пекине. Теперь на вопрос, следует ли России бояться растущего Китая, с уверенностью отвечаю — да, следует», — говоритполитический обозреватель, ведущий аналитик Фонда «Центрум» Рамиль Гатауллин.

«Но опасаться следует и самих себя. Китайцы — слабые воины, и они прекрасно осознают, что физически сильно уступают России. Поэтому вряд ли они решатся напасть на нас первыми. Однако, если РФ вновь ослабнет, как в 90-е, то наши соседи не останутся в стороне. Пекин не будет наблюдать за тем, как другие страны растаскивают куски разваливающейся России. Китай не допустит, чтобы его геополитические противники получили контроль над Дальним Востоком, Сибирью и Забайкальем. Особенно это касается Японии, с которой у КНР давние счеты.

В связи с этим, китайцы неспроста всячески поддерживают историю о том, что эти области когда-то принадлежали Китаю. Эта такая идеологическая, пропагандистская основа для будущей возможной заварухи».

«Например, в прошлом году, когда отмечался юбилей Владивостока, посольство России в Пекине разместило на сайте дипведомства поздравление, в котором Владивосток был назван русским городом. Китай охватила буря возмущения. Там писали, мол, как вы смеете, это китайский город. Пришлось удалять поздравление.

Что касается экономических завоеваний Китая, то они действительно действуют очень агрессивно, напористо и фактически уже завладели Африкой.

Хочу напомнить, что, то же самое было и в Латинской Америке. Я был тогда в пуле МИД, и в Никарагуа мне рассказали, что они дают много денег, но беспощадно эксплуатируют людей. Там даже были бунты, когда рабочие избивали представителей китайских компаний за то, что те заставляли их перерабатывать, а также культивировали физическое насилие в отношении местных жителей», — заключил Гатауллин.

Мы с китайцами не друзья и не союзники. И китайцы в этом честны, называя нас «партнерами». И пока им выгодно такое партнерство, они с нами взаимодействуют. Как только им это станет невыгодно, китайцы отвернутся и может быть даже станут нашими противниками. Пока предпосылок к этому нет, но в будущем кто его знает.

Даже сейчас, когда наши отношения на подъеме, обратите внимание, они не хотят признавать Крым нашим.

В общем, пока дракон сыт, он добр и ласков, но если проголодается, то может и съесть.

Источник


Источник