]


Как остановить талибов и ИГИЛ в южном подбрюшье России

12 июля 2021 г. 15:28:59

201-я российская военная база в Таджикистане может стать второй Брестской крепостью, если помощь не придёт

Всё изменчиво в подлунном мире, но и вполне прогнозируемо — свято место пустым не бывает. Американцы вместе с войсками союзников по коалиции дружно покидают Афганистан, который пытались контролировать с 2001 года, их место занимает движение «Талибан»*, которое здесь существовало ещё с 1994 года, и никуда не уходило. Будущее Афганистана стремительно стало главной мировой внешнеполитической проблемой. Для России, для которой эта территория считается «южным подбрюшьем», это наиболее актуальная тема.

Своеобразный трафик: Афганистан — Узбекистан — Таджикистан — Казахстан — Россия — Москву пугает не только потоком наркотиков, но и, в первую очередь, проникновением радикального исламизма на свою территорию. Своего хватает, а тут талибы и уже перекочевавшие в Афганистан из Сирии игиловцы*. Нужен какой-то барьер, некая буферная зона. Вариант защиты пока лишь один — в виде российской 201-й военной базы в Таджикистане.

Численность 201-й база составляет порядка 15 тысяч человек, на вооружении около 300 танков, среди которых примерно сто модернизированных Т-72Б1, а ещё новые боевые машины пехоты БМП-2, бронетранспортёры БТР-82А. Имеются зенитные ракетные комплексы С-300ПС, антидроновые средства РЭБ серии «Силок», комплексы радиопомех «Поле-21», батальон беспилотников с БПЛА «Орлан-10», «Элерон-3» и «Тахион». База усилена дивизионом РСЗР (реактивная система залпового огня) «Ураган», калибра 220-мм, помимо установок «Град».

По сути, это полноценная дивизия, развёрнутая по штату военного времени, каковой она была ещё в Афганистане, откуда в 1989 году была выведена в Таджикистан. Структура 201-й базы достаточно мощная, чтобы противостоять в обороне, скажем, полноценной дивизии армии США — есть чем отбиться, как на земле, так и в воздухе. Помимо собственной авиагруппы, состоящей из современных модификаций транспортно-боевых вертолётов Ми-8МТВ5−1, поддержку могут осуществить и штурмовики Су-25 и фронтовые бомбардировщики с базы Кант в Киргизии. Подтянутся, в случае необходимости с территории России и «дальники» — Ту-160 и Ту-22.

С кем воевать-то придётся? Открытая угроза — отряды движения «Талибан», которые сейчас активно берут власть в Афганистане и уже после ухода американцев контролируют 85 процентов страны. Берегов талибы не видят — амбиций выше крыши, в планах «ползучее» распространение на все соседние страны, в числе которых находится и Таджикистан. В лобовую атаку, конечно, вряд ли пойдут, им и в самом Афганистане нужно утвердиться, но уже захватив власть на севере страны, плавно внедряются и на соседние территории, благо сдерживать их особо некому — та же армия Таджикистана и её пограничные войска границу особо не контролируют.

Не присутствуют на границе и военнослужащие российской 201-й военной базы. Её части и подразделения большей частью дислоцируются в столице республики Душанбе и ещё один полк находится в городе Бохтар (бывший Курган-Тюбе). Российские пограничники охраняли границу Таджикистана с Афганистаном уже в новом качестве, как Краснознамённая пограничная группа РФ, но её деятельность полностью прекратилась в июле 2005 года — российских пограничников вывели, оставив охрану границы таджикским коллегам. Те не особо усердствовали и движуха там сейчас вполне себе свободная. В общем, толковой границы нет как таковой.

201-я база регулярно и активно участвует во всевозможных учениях, в том числе и в рамках ОДКБ, как, например, в ежегодных учениях «Нерушимое братство». Однако чисто физически она защитить Таджикистан от возможного вторжения со стороны Афганистана не в состоянии. Может, конечно, «окопаться» в Душанбе или в том же Бохтаре, где расположены её основные силы и средства, но говорить о контроле всей территории Таджикистана можно с большой натяжкой. Хорог, Куляб, Пяндж и другие районы республики практически беззащитны перед возможным вторжением. И защищать Душанбе в случае нападения, это как оказаться в Брестской крепости 1941-го года, когда помощь прийти не сможет.

И вот какой нюанс, на счёт того, с кем России предстоит вступить в бой в Таджикистане. «Талибан», ещё не утвердившись во власти в Афганистане, прислал в Москву свою делегацию — не из Кабула, а из катарского офиса. Возрастные «студенты» (талибы, в переводе с пушту — студенты медресе) поспешили заверить Москву, что не допустят никаких агрессивных действий в отношении соседних стран, России в том числе. У нас, минуточку, нет общей границы с Афганистаном, так что речь скорее всего шла о территории Таджикистана, где российское присутствие обозначено именно 201-й военной базой. Как говорят американцы, о’кей, по-русски — хорошо. Талиб нам хоть и не друг, но проблему решать надо.

С ними, как выясняется, можно договариваться. Но вот нюанс — талибы не единственная сила в Афганистане, способная полностью контролировать ситуацию в стране. Там есть ещё и ИГИЛ*, который перетёк туда из Сирии и Ирака, способный если не сместить «студентов»-талибов, то использовать Афганистан как площадку для продвижения на соседние мусульманские страны. В том числе на Таджикистан, и тогда одной лишь 201-й российской военной базы там будет недостаточно.

Собственно, не об этом, а о самом «Исламском государстве», о победе над которым заявляли и российский президент Путин, и американский экс-президент Трамп. Куда подевалось «поверженное» ИГ, в состав которого входило как минимум 8 миллионов человек, из которых только в Сирии было по разным оценкам от 80 до 200 тысяч «активных штыков». Колонн с пленными и сдавшимися особо не наблюдалось, горы трупов в десятки тысяч боевиков никто не продемонстрировал, даже несмотря на успешные «точечные» удары российских ВКС и демонстративно ложные бомбардировки авиации США. Тем не менее большая часть территории у ИГ отвоевана и их присутствие в Сирии уже вроде как и не рассматривается вовсе. Растворились? Затаились? Ушли на «зимние квартиры»? Не уничтожены — точно.

— Как любое националистическое движения, а «Исламское государство» можно рассматривать именно таковым, победить практически невозможно и с этим сталкивались многие государства, — считает политолог Александр Зимовский. — Вспомним доморощенную бандеровщину на Западной Украине, которую вроде как ликвидировали за десять лет сотрудники правопорядка и госбезопасности. Бандеровцы лишились поддержки местного населения, ушли в глубокое подполье, многие эмигрировали, но идеология, как выяснилось, сохранилась. Каким-то образом пусть и немногочисленные «ветераны» уберегли в сундуках полуистлевшую форму дивизии СС «Галичина», подразделений ОУН-УПА*, в которой теперь маршируют в полный рост на всевозможных националистических шествиях и парадах. И как-то незаметно выросло новое поколение бандеровцев, которое сейчас устанавливает свои порядки на нынешней Украине, а нарицательными прежде именами Бандеры и Шухевича называют улицы и проспекты. Тут, конечно, есть и свой нюанс в таком стремительном возрождении националистического движения на Украине — им позволили «возродиться из пепла», более того — всячески поощряли.

Аналогичная ситуация сейчас с ИГИЛ, которое не уничтожено, а лишь сместило место дислокации. Именно они, а не талибы сейчас представляют реальную угрозу не только для Таджикистана, Киргизии и Узбекистана, но в целом для России. И здесь, как видится, потребуется для противостояния гораздо более мощный потенциал, чем тот, которым обладает 201-я база. Лучшее решение — создание базы ВКС, по сирийскому варианту.

Сторонники ИГ сейчас «эмигрировали» по странам Азии, Африки, Ближнего Востока и Европы. «Коренные жители» перебазировались куда поближе — в Саудовскую Аравию, Иорданию, Тунис, Афганистан и Пакистан. «Приезжие» вернулись в страны, откуда был основной приток «добровольцев» — во Францию, Германию и… Россию. Из примерно 25 тысяч выходцев из бывших советских среднеазиатских республик около полутора тысяч имеют паспорта РФ. При необходимости «российский легион» может поставить в Таджикистан гораздо большее количество человек. Если судить только по выявленным у нас «спящим ячейкам» ИГ и регулярным сообщениям ФСБ о задержанных вербовщиках и «финансистах» «Исламского государства», счёт может идти не на одну тысячу джихадистов.

Источник


Источник