]


Защита прав человека в ЕСПЧ на двух примерах. Что-то прогнило в королевстве ЕС

28 июля 2021 г. 13:17:31

Что-то неладное творится в ЕС с «Европейскими ценностями», особенно с защитой прав человека. Вернее даже с определением, чьи права стоит защищать, а чьи в защите не особо-то и нуждаются.

Рассмотрим два примера.

Первый — защиту бойца ММА Алексея Кудина, которому грозила экстрадиция в Белоруссию. Кудин обвиняется в участии в несанкционированных протестах, нападении и нанесении травм сотрудникам милиции. Об этом он сам хвастал другим. Есть и видео фиксация его преступлений.

В России Кудина защищал фонд «Гражданское содействие» (признан иностранным агентом), который помогает мигрантам. Адвокат Мария Красова подала иск с требованием не экстрадировать бойца. Она предъявила суду доклады ООН, ОБСЕ и международных правозащитных организаций, где приводились сотни примеров того, что по отношению к политическим задержанным в Беларуси применяются пытки.

Была подана жалоба в ЕСПЧ и что произошло в тот же день?

В этот же день Европейский суд по правам человека потребовал остановить экстрадицию, ссылаясь на собственное правило номер 39. Согласно этому документу, Кудина нельзя было экстрадировать до тех пор, пока ЕСПЧ не изучит его дело и не примет решение: грозят ему в Минске пытки или нет.

Россия не стала выполнять это решение.

Заметьте, решение принято в тот же день! ЕСПЧ потребовал приостановить все действия по Кудину до полного рассмотрения дела. Шикарная оперативность и забота о человеке.

И всё бы хорошо, но есть и другой пример работы этого органа.

Россия подала жалобу на Украину в ЕСПЧ. Жалоба обширная и касается многих нарушений украинской власти. Один из пунктов — попытки геноцида путём лишения населения воды и электричества. В тот же день ЕСПЧ отказало в обеспечительных мерах. Дескать, если нет жертв, то и говорить не о чем. По сути нам объявили, что жалобу положили под сукно и вынимать оттуда не собираются.

Вот такая разная реакция на две жалобы.

В одном случае готовность придти на помощь в он-лайн режиме. Во втором — нежелание делать что-либо вообще. В первом случае решение принято против России и Белоруссии. Во втором — судьи не захотели принимать решений против Украины.

Наша страна не зря понизила компетенции ЕСПЧ.

Суд, руководствующийся политикой не имеет права выдавать нам непреложных решений. А после последних решений этого типа суда надо рассмотреть вопрос о запрете его решений на нашей территории. Из суда по защите прав человека он превратился в инструмент давления и дискредитации государств.