]


России непросто «энергетически» повернуться к Китаю

30 ноября 2021 г. 20:55:37

Китай становится все более крупным партнером России в энергетике. Руководители стран говорят о выдающихся результатах. Для этого есть стратегические причины, считают эксперты. Но добавляют, что процесс идет непросто.

Россия и Китай добились выдающихся результатов в области энергетического сотрудничества, заявил председатель КНР Си Цзиньпин в обращении к участникам III Российско-китайского энергетического бизнес-форума.

«Китай готов налаживать с Россией более тесное энергетическое партнерство, совместно поддерживать энергетическую безопасность и реагировать на вызовы глобального изменения климата», — заявил в своем письме Си Цзиньпин. Он отметил, что обе стороны преодолели последствия пандемии Covid-19, добились роста торговли энергоносителями, вопреки тенденции, успешно продвигали крупные проекты сотрудничества и продолжали расширять сотрудничество в новых областях».

У России с Китаем за последние десятилетия сложились отношения стратегического партнерства, которых в истории двух государств ранее не достигали, ранее заявил президент России Владимир Путин.

«Мы продаем в Китай газ, нефть, уголь и просто электроэнергию. Китай является крупнейшим потребителем энергии в мире. Поэтому собственной добычи ему не хватает, и он много импортирует. В отличие от Европы, Поднебесная не собирается полностью отказываться от потребления ископаемых источников энергии, и этот рынок сбыта будет существовать гораздо дольше, чем европейский рынок», — говорит ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) и эксперт Финансового университета при правительстве России Игорь Юшков.

Эксперт отмечает, что Россия уже сейчас является лидером по поставкам нефти в Китай. «Периодически первое место у нас отбивает Саудовская Аравия, но в целом мы обычно лидируем. Причем азиатские рынки являются премиальными, так как здесь цены, как правило, выше, чем в Европе, — говорит ведущий аналитик ФНЭБ. — Газа пока мы поставляем в Китай мало, так как „Сила Сибири“ только выходит на проектный уровень поставок. В прошлом году экспортировали чуть менее 5 млрд кубометров, в этом году поставки, вероятно, превысят 10 млрд кубометров и далее они вырастут до 38 млрд. Кроме того, в Китай идет сжиженный газ с проекта „Ямал СПГ“ и еще немного с сахалинского завода СПГ».

Преувеличивать при этом роль России в энергобалансе Китая сейчас все-таки не стоит, считает руководитель рейтинговой службы «Национального рейтингового агентства» Сергей Гришунин.

«Наша доля в экспорте угля в Поднебесную, например, не превышает 15−20%. А экстренный рост закупок угля Китаем в августе и сентябре в основном проходит мимо российских поставщиков — у нас просто нет свободных провозных мощностей на такой объем в сторону Дальнего Востока. Поставки электроэнергии на уровне 7 ГВт в год для китайской энергосистемы незначительны», — рассказывает эксперт.

По его мнению, Россия как энергопоставщик полезна Пекину: «Но называть нашу роль стратегической пока не приходится».

В поставках электроэнергии этого может и не произойти. «Китай является лидером по „зеленым“ вводам и анонсировал цели по достижению углеродной нейтральности к 2060 году, а также по достижению пика выбросов до 2030 года. Российская электроэнергия между тем остается преимущественно „грязной“ по своей природе, что серьезно ограничивает потенциал роста поставок в Поднебесную. Кроме того, энергокризис поставил вопрос энергетической безопасности Китая в очень острой форме, что может спровоцировать и увеличение собственных резервных мощностей в стране. В таких условиях спрос на российскую электроэнергию также будет серьезно лимитирован», — полагает аналитик ФГ «ФИНАМ» Александр Ковалев.

Россия является как экспортером самого электричества в Китай, так и строителем на территории страны атомных электростанций, добавляет эксперт группы корпоративных рейтингов АКРА Денис Красновский: «Плюсами такого сотрудничества можно назвать как экспорт товаров высокой степени переработки (электричество вместо ископаемого топлива), так и экспорт высокотехнологических услуг (строительство и дальнейшее обслуживание АЭС)».

Однако и в этом роль России пока невелика, замечает директор автономной некоммерческой организации для поддержки развития атомной науки, техники и образования «АтомИнфо-Центр» Александр Уваров. «Например, доля атомной генерации в Китае составляет менее 5%, а из 51 атомного энергоблока, который эксплуатируется в Китае, лишь четыре имеют российские реакторы (в будущем к ним добавятся ещё четыре). У Китая есть собственные реакторные проекты, которые они предпочитают строить», — говорит эксперт.

Однако, считает он, более важно российское участие в развитии атомной отрасли Китая в целом.

«Так, Россия в свое время помогла Китаю создать промышленное производство по обогащению урана газоцентрифужным методом, а сейчас „Росатом“ принимает активное участие в строительстве первого в КНР энергоблока с реактором на быстрых нейтронах, — замечает Александр Уваров. — С этой точки зрения Россия для Китая сейчас незаменима, так как другого надежного партнера, обладающего передовыми технологиями в атомной отрасли, у Китая просто нет».

Эксперты считают, что роль России в энергобалансе Китая будет расти, но все не так просто.

«Во второй половине десятилетия вероятна реализация „Силы Сибири — 2“, мощность которой может достигнуть уже 50 млрд кубометров газа в год. Суммарная мощность двух „Сил Сибири“, таким образом, вероятно, вырастет до почти половины текущего экспорта в Европу, что является существенным для „Газпрома“ значением», — говорит аналитик ФГ «ФИНАМ» Сергей Кауфман. Он отмечает, что китайские компании владеют долями в действующем «Ямал СПГ» и в строящемся «Арктик СПГ — 2» . Кроме того, Китай является покупателем трети российской экспортной нефти и есть вероятность того, что компании страны станут инвесторами проекта «Восток ойл», который осуществляет «Роснефть».

Для Китая Россия привлекательна не только большой ресурсной базой, но и надежностью поставок. «Чем больше развивается Китай, тем больше у него конфликтов с США, которые воспринимают Пекин как стратегического глобального конкурента. Китай опасается, что в определенный момент США могут попытаться устроить ему „ресурсное голодание“ и перекрыть поставки углеводородов. Из России поставки перекрыть для США невозможно. Поэтому фактор обеспечения надежности поставок приобретает для Китая все более важное значение», — продолжает ведущий аналитик ФНЭБ Игорь Юшков. Он не исключает, что поэтому Пекин вошел уже в два СПГ проекта «Новатэка», на Ямале и Гыдане (так как СПГ с севера перекрыть очень сложно), и закупает много нефти напрямую из России…

При этом, говорит Игорь Юшков, энергетическое партнерство между Россией и Китаем складывается не так гладко, как хотелось бы.

«Китай — очень жесткий переговорщик и торгуется до последнего. В энергетике это основная проблема наших отношений. Очень долго продолжались переговоры по контракту на поставку газа по „Силе Сибири“. Сейчас идут очень долгие и жесткие переговоры „Газпрома“ с Китаем по вопросу поставок газа по второму газопроводу — с месторождений Западной Сибири», — говорит ведущий аналитик ФНЭБ. Он замечает еще, что и с китайскими кредитами не все просто: «Если Китай дает кредиты российским компаниям, то берет высокий процент и требует, чтобы часть этих кредитов тратилась для закупки у китайских компаний. Чтобы деньги в итоге все равно оставались в Китае».

Тем не менее Китай становится нашим крупнейшим рынком сбыта, а мы для него — одним из крупнейших поставщиков с совместным участием в крупнейших проектах, резюмирует аналитик.


Источник