]


Как Венгрия при помощи России насчитала 682 тысячи «жертв коммунизма»

26 февраля 2021 г. 21:16:38

25 февраля 2021 года в Венгрии на официальном уровне прошел очередной «День памяти жертв коммунизма». В этот день президент Венгрии Янош Адер и его супруга Анита Херцег утром поставили свечи у мемориальной стены т. н. «Дома террора» в Будапеште, чтобы почтить память «жертв коммунизма».

В Будапеште в V районе был открыт памятник Беле Ковачу (1908−1959) — генеральному секретарю Партии мелких сельских хозяев (ПМСХ). В 2000 году Национальное собрание Венгрии объявило 25 февраля «Днем памяти жертв коммунизма» в память об аресте Ковача в этот день в 1947 году и его депортации в Советский Союз. Установка памятника Беле Ковачу в венгерской столице инициировано Гражданской ассоциацией мелких землевладельцев (КПЕ), которая позиционирует себя «наследником» ПМСХ.

В этот же день Венгерский национальный архив опубликовал базу данных депортированных в Советский Союз. В ней содержатся оцифрованные архивные материалы с данными на почти 682 тысяч венгерских граждан, как утверждается ее создателями, «депортированных в Советский Союз в период с 1941 по 1956 годы». Этих граждан представляют «жертвами коммунизма». Означенный проект был начат в 2016—2017 годах Венгерским национальным архивом и рядом других учреждений при поддержке венгерского Мемориального комитета ГУЛАГа (есть и такой!).

Министр людских ресурсов Миклош Каслер у себя в министерстве провел по этому случаю пресс-конференцию. На ней он заявил:

«Чтобы осмыслить наше прошлое, важно знать исторические процессы, знать имена жертв трагедий и достойно их помнить. Из ХХI века в сегодняшних свободных демократических условиях трудно представить, что это было, когда „черная машина приехала в ночь“, когда кого-либо можно было интернировать или заключать в тюрьму на годы без всякой причины, когда невинные люди подвергались пыткам и их убивали».
Министр людских ресурсов Венгрии Миклош Каслер представляет проект «Жертвы коммунизма». 25 февраля 2021. Источник: MTI

Однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что венгерский министр врет безбожно и в случае опубликованной базы данных за «жертв коммунизма» и «депортированных» современные венгерские власти выдают по большей части венгерских военнопленных, попавших в советский плен в годы Великой Отечественной войны (1941−1945 годов) и содержавшихся в нем до 1948 года, а в отдельных случаях и до 1955 года в качестве осужденных за военные преступления.(1)От этого и получается такое большое число «жертв коммунизма» в Венгрии — почти 682 тысяч «мучеников». Однако, еще раз повторим, из этого общего числа по крайней мере 90% — это венгерские военнопленные и приравненные к ним венгерские граждане.(2)Остальные — примерно 10% — это захваченные гражданские лица (в основном после взятия Будапешта) и действительно депортированные в СССР на восстановительные работы разрушенного, в том числе и «депортированными в ГУЛАГ» бывшими венгерскими военными.(3)

Захваченные и депортированные в СССР, а после удерживаемые там по политическим причинам как враждебный элемент составляли в списке депортированных самое незначительное меньшинство. Сколько из них было хортистов, сколько нацистов-нилашистов, а сколько «честных офицеров», просто выполнявших преступный приказ — это еще надо посчитать.(4) Однако здесь вполне себе очевидно, что среди представляемых современным венгерским государством «жертв коммунизма» крупной россыпью идут военные и политические преступники, виновные в развязывании и ведении агрессивной войны на уничтожение, венгерские нацисты и их прислужники в том числе, причастные к депортации в 1944 году венгерских евреев в немецкие концлагеря.

В результате весь этот венгерский проект выглядит, как плохой анекдот: ведь это именно Гитлер направил, т. е., говоря языком современного венгерского правительства неохортистов, «депортировал» венгерских граждан в СССР, где их права человека нарушили, кого убив и закопав, а кого принудив несколько лет работать в лагерях для военнопленных.

Пикантной изюминкой этого дурацкого, иначе не назовешь, венгерского проекта о «жертвах коммунизма» стало российское участие в нем, без которого проект был бы невозможен. И куда же без этого самого российского участия деться, если венгры платят? В проекте венгерских «жертв коммунизма» ключевую роль сыграл Российский государственный военный архив (РГВА), который работал на венгерскую сторону при посредничестве Венгеро-российского межправительственного комитета по архивному сотрудничеству. По соглашению с венграми, российская сторона оцифровала и передала на хранение Венгерскому национальному архиву цифровые копии дел на венгерских граждан, захваченных Красной Армией во время Второй мировой войны и впоследствии зарегистрированных в качестве военнопленных в Советском Союзе. Основой базы стали цифровые копии регистрационных записей — «учетных карточек» на 681 955 венгерских военнослужащих и гражданских лиц — военнопленных и интернированных.

Российская сторона также создала базу данных на русском языке для копий документов, направленных в Венгерский национальный архив, в которой содержалась наиболее важная информация о записях, относящихся к каждому лицу. В базе данных указываются: фамилия и имя, дата рождения (место и дата рождения), место и дата лишения свободы, гражданство военнопленного, причина и время выезда из лагеря или, если лицо умерло в лагере для военнопленных, дата смерти и причина его смерти. Всего было обработано 11,5 млн данных. В общем российские участники венгерского проекта «жертв коммунизма» сделали нечто похожее на исполненные российские патриотические проекты «Мемориал», «Подвиг Народа» и «Память Народа».

Наиболее важные персональные данные венгерских военнопленных могут быть использованы для поиска родственниками и для просмотра копий актов на русском языке. Сборник дополнен девятью дополнительными базами данных и списками военнопленных для объединения информации, относящихся к одному лицу.

Конкретно с российской стороны в венгерском проекте персонально участвовали: начальник Архивной службы Российской Федерации (Росархив) Андрей Артизов, его заместитель и сопредседатель Венгеро-российского межправительственного комитета по архивному сотрудничеству Андрей Юрасов, директор Российского государственного военного архива (РГВА) Владимир Тарасов, председатель правления Фонда поддержки национальных проектов Сергей Баландюк, начальник архивного отдела компании «Электронный архив» (ЭЛАР) Александр Комиссаров. Очевидно, что эти российские начальники никак не подозревали, что работают над вражеским проектом, который своим острием будет развернут против Российской Федерации.

В ноябре 2019 года Венгрия собиралась предложить ООН учредить международный День памяти жертв коммунизма. В качестве такового предлагалось именно 25 февраля.

Министр иностранных дел Венгрии Петер Сийяртотогда заявил по этому поводу:

«Мы не должны допускать, чтобы на международной арене ставились под сомнения преступления коммунизма, равно как и другие отвратительные и недобросовестные попытки фальсифицировать историю».

В связи с этим можно констатировать, что венгерское государство весьма скомпрометировало и именно для «международной арены» свой предлагаемый «День памяти жертв коммунизма», когда представило в качестве таковых венгерских военнопленных и военных преступников. Посмотрим, отреагирует ли теперь российский МИД нотой на эту действительно «отвратительную и недобросовестную попытку фальсифицировать историю».

* * *

1) По советским официальным источникам с 27 июня 1941 года по июнь 1945-го было пленено 526 604 военнослужащих и к ним приравненных — граждан Венгрии. Из них на 1 января 1949 года убыло 518 583 человека. Убывшие распределялись следующим образом: репатриировано: 418 782 человека; передано на формирование венгерских национальных воинских частей — 21 765 человек, переведено на учет интернированных — 13 100; освобождено из плена как граждан СССР и направлено к месту жительства — 2 922 человека; освобождено мужчин, захваченных при взятии Будапешта — 10 352; передано в лагеря ГУЛАГа НКВД СССР — 14 (!) человек; осуждено военными трибуналами — 70; направлены в тюрьмы — 510; бежало из плена и поймано — 8; прочие убытия — 55; умерло по разным причинам — 51 005. На 1 января 1949 года состояли на учете как военнопленные и содержались в лагерях для военнопленных 8 021 человек. — Галицкий В. П. Венгерские военнопленные в СССР // Военно-исторический журнал. 1991. № 10. С. 44—55.

По другому исследованию:

На 26 июня 1945 года в лагерях Главного управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) МВД СССР числилось 425 549 венгерских военнопленных — 16% от общего количества военнопленных. В 1946 году из советского плена были освобождены 18079 венгров. В 1947 году — 93755. На 1 января 1948 года в лагерях для военнопленных оставались 100107 венгров. После заключения мирного договора в 1947 году, в 1948 году на родину в Венгрию было репатриировано 93802 венгерских военнопленных. В 1948 году завершилась репатриация всех не находившихся на оперативном учете венгерских военнопленных венгров. В числе венгерских военнопленных, оставшихся после этого для дальнейшего содержания в лагерях, находились не только военные преступники, но и лица, высказывавшие «террористические намерения», «реакционно» настроенные против стран «народной демократии», а также осужденные за преступления, совершенные в плену, до истечения срока наказания. Всего к началу 1950 года из плена было освобождено 451 130 венгерских военнопленных. В течение 1950 года были освобождены еще 8497 венгров.

По состоянию на 1 марта 1952 года в лагерях МВД содержались 18703 военнопленных, в числе которых находились 17467 осужденных военных преступников. Вместе с ними содержались 2237 интернированных. Из этого общего числа венгры составляли всего 2,7% — т. е. около 600 человек. По амнистии 1953 года было освобождено 370 венгров. 276 человек остались отбывать наказания. В 1955 году они были освобождены и репатриированы в Венгрию. — Сидоров С. Г. Труд военнопленных в СССР, 1939—1956 гг. Волгоград: Издательство ВолГУ, 2001. 508 с.

(2) «Приравненные к военнопленным». Советские войска на занятой венгерской территории захватывали гражданских лиц, не служивших в венгерской армии, но внешне подходящие под призыв. Достаточно обычны были случаи, когда деревенский парень выходил из дома с целью пойти в соседнюю лавку, а в итоге оказывался в советском лагере для военнопленных в «Сибири». Другой вариант — венгерского гражданина, отслужившего в армии, повоевавшего и демобилизованного из нее по какой-либо причине, если попадал в оборот, также «брали в плен». Во многом подобного рода «пленение» зависело от случая: повезет — не повезет.

(3) Подобную практику в современной Венгрии по воспоминаниям называют «Malenki Robot». При этом зачастую подобного рода принудительные работы для гражданских лиц, среди которых были и женщины, были связаны не с депортацией в СССР, а с общественными работами в самой Венгрии — например, при разборке развалин в Будапеште.

(4) Например, депортации в СССР подлежали венгерские граждане этнические немцы.

Депортации подлежали венгерские граждане, осужденные советскими трибуналами за «антисоветскую деятельность». В их число входили:

— бывшие военнослужащие, служившие в оккупационных силах на территории СССР;

— члены полувоенной молодежной организации Levente, служившие под конец войны во вспомогательных частях;

— высокопоставленные государственные должностные лица и политики правой ориентации.

Эта категория, по венгерским оценкам насчитывавшая около 10 тысяч человек, чаще отправлялась в лагеря ГУЛАГа, а не в систему лагерей для военнопленных — ГУПВИ. Так что с ГУЛАГом связана политическая часть депортированных.

Дмитрий Семушин


Источник