]


Лукашенко будут свергать в феврале?

20 октября 2021 г. 14:25:29

Готов ли Минск к зимнему Майдану?

В Белоруссии не исключена возможность организации государственного переворота представителями оппозиции. Об этом заявил президент страны Александр Лукашенко в ходе заседания по кадровым назначениям в Комитет государственной безопасности (КГБ), сообщает Telegram-канал БЕЛТА. По его мнению, это может произойти в феврале будущего года в ходе референдума по изменению Конституции республики.

Лукашенко убежден, что ситуация в стране остается напряженной, так как Запад все еще стремится сменить власть и уничтожить е независимость. Для этого, подчеркнул белорусский лидер, западные страны вводят санкции, финансируют оппозицию, терроризм и экстремизм, а также ведут специальную подготовку боевиков.

«Дата очередной попытки революции — период проведения конституционного референдума», — подчеркнул Лукашенко и призвал руководство КГБ вести активную работу по выявлению экстремистов.

Кроме того, белорусский лидер убежден, что противники власти под контролем иностранных спецслужб планируют диверсии на объектах оборонного комплекса и экономики, предпринимают попытки инспирировать забастовки на белорусских предприятиях.

«Иностранные спецслужбы и их пособники изучают обстановку в трудовых коллективах», — заявил он.

Напомним, забастовки и протестные акции охватили Белоруссию 9 августа 2020 года сразу после выборов президента, протестующие выступали против очередного переизбрания Лукашенко, сочтя результаты выборов не честными. Незаконные акции и протестная активность в целом сошли на нет в начале зимы текущего года. Но означает ли это, что Лукашенко удалось окончательно задавить протестную активность. Конечно, конституционный референдум не такой удобный для классических «цветных революций» повод, как выборы, но все же. Тем более что многие эксперты убеждены, что предложенные главой государства реформы не имеют ничего общего с реальными народными ожиданиями и являются, по сути, имитацией.

На днях глава белорусского Совета Республики Наталья Кочанова сообщила, что референдум по обновленной конституции страны пройдет в конце февраля 2022 года. Она подчеркнула, что сейчас проект конституции дорабатывается, и в ближайшее время его вынесут на всенародное обсуждение.

Итак, повод есть. Или Лукашенко специально предупреждает оппозицию, чтобы никто и не пытался рыпаться? Или его опасения оправданы, и Запад вместе с оппозицией может попытаться взять реванш?

— Сомневаюсь, что такое возможно, — говорит политолог Всеволод Шимов.

— Если говорить об оппозиции, то она лишена какой-либо возможности как-то повлиять на ситуацию в республике. Что касается Запада, то его единственный инструмент — это санкции. Однако на Западе боятся того, что излишнее санкционное давление толкнет Лукашенко «в объятия России», поэтому с санкциями стараются не перебарщивать. Так что каких-то реальных угроз для Лукашенко в связи с референдумом я не вижу.

«СП»: — Лукашенко достаточно хорошо «закрутил гайки»? Готов ли он к новым попыткам переворота?

— Да, гайки закручены по максимуму, сейчас в Белоруссии настоящая политическая «зима», возможности для любой протестной активности заморожены.

«СП»: — В таком случае, не стоит ли его слова рассматривать как предупреждение желающим раскачать ситуацию: мол, даже не пытайтесь…

— Честно говоря, даже не очень понятно, кто адресат, так как раскачивать попросту некому — белорусское политическое поле зачищено и находится под контролем силовых структур.

«СП»: — Обычно выборы являются хорошей повесткой для «цветных революций», мол, они нечестные. А конституционный референдум может? Кто будет мобилизовывать протест?

— Именно так и обстояло дело после президентских выборов в августе прошлого года. Однако сейчас протестная масса обезглавлена и деморализована. Сил, способных мобилизовать общество на новый протест, в Белоруссии нет.

Дееспособной оппозиции в Белоруссии сейчас нет, а та, что есть, выдавлена в эмиграцию. Ее задача максимум сейчас — выжить и добиться финансовой поддержки от западных спонсоров в расчете включиться в игру в будущем, когда обстановка в Белоруссии изменится.

«СП»: — Те изменения в конституцию, что предлагает власть, они удовлетворяют запросы тех, кто недоволен был результатами выборов?

— Не думаю, что задача этой реформы — удовлетворить чьи-то требования и запросы. Лукашенко, скорее всего, готовится к транзиту власти, но хочет, чтобы этот процесс был максимально растянутым во времени и находился под его полным контролем. Думаю, смысл реформы именно в этом.

— С самого начала правления Александра Лукашенко (с 1994 года) Запад регулярно выражает недовольство его политикой и так или иначе стремится сменить власть в Белоруссии, — отмечает белорусский политический обозреватель Кирилл Озимко.

— Просто на разных этапах это выражалось в разных формах и с разной степенью интенсивности. Даже когда в отношениях Минска с Западом наблюдалась «оттепель», ЕС и США все равно продолжали спонсировать белорусскую оппозицию и ставить на смену власти. Просто пытались сделать транзит руководства в республике более мягким способом, путем плавной смены элит при прямом взаимодействии с ними.

В настоящий же момент, когда отношения между Минском и Западом предельно напряжены, Запад по-прежнему рассчитывает на смену власти в республике, но действует теперь уже путем прямого давления.

«СП»: — Возможны попытки устроить новый Майдан со стороны оппозиции и Запада во время референдума? Обычно такие попытки предпринимаются в период выборов… Референдум — это удобный повод?

— Референдум, как и выборы — это удобный повод для революций и майданов. Но попытки устроить новые массовые протесты очень маловероятны. Власть разгромила все организационные структуры протестующих, наиболее активные противники режима и политики либо посажены в тюрьму, либо бежали за границу. Рядовые активисты стали иметь постоянные проблемы с правоохранительными органами, законы были очень ужесточены, гайки закручены. В таких условиях протестный потенциал оказался разгромлен. В таких условиях у протестующих не будет смелости и возможностей для того, чтобы собрать какие-то массовые протесты и тем более майданы.

«СП»: — Как может быть сформулирована повестка дня оппозиции во время условного «плебисцитного майдана»? Объявят его незаконным? Сфальсифицированным?

— Да. Вероятнее всего, действительно объявят незаконным и сфальсифицированным. Они ведь не признают действующую власть, поэтому не станут принимать какую-то иную повестку дня.

«СП»: — Насколько, по-вашему, режим Лукашенко готов к новым выступлениям, и извлек ли он уроки из прошлогодней истории?

— Конечно, режим Лукашенко вынес из политического кризиса много уроков. Но, на мой взгляд, вынес не те уроки, которые стоило бы.

Например, власть стала закручивать гайки и ликвидировать оппозиционное гражданское общество, действовать жестче со своими оппонентами. С точки зрения власти, это вынесенный урок. Режим думает, что таким образом он себя обезопасит, ведь недовольным будет гораздо сложнее и страшнее как-то действовать, протестовать, бороться с режимом. Но у этого есть обратная сторона — недовольство среди населения никуда не денется, оно будет просто загнано в андерграунд, на кухни, в интернет.

Не вынесен главный урок — с современными людьми надо работать тоньше и гибче. Например, не громить оппозицию, а научиться использованию политтехнологий, взаимодействию с недовольной частью населения.

Можно было бы взять на вооружение хотя бы «управляемую демократию» — создать много партий-спойлеров и поиграть в конкуренцию, где власть вышла бы с победой в 55%, а не 85%, например. Да, с точки зрения этики, это некрасиво, но именно так делают во многих странах мира, где нет таких проблем, как в Белоруссии. В той же России.

«СП»: — По-вашему, предлагаемые конституционные изменения соответствуют ожиданиям населения? Может, лучший способ предотвратить Майдан — дать людям то, чего они требуют?

— Нет, не соответствуют. До того, как после выборов была объявлена конституционная реформа, речи об этих изменениях вообще нигде не было. Белорусское общество было разделено на две большие части — сторонники власти, которых и так всё устраивает, и противники, которые требовали только одного — новых выборов. Конституционная реформа же была инициирована не населением, а властью. И направлена она, вероятно, наоборот на укрепление действующего режима.

Источник


Источник