]


Смерть и погребение Аттилы

29 июля 2021 г. 14:47:52

Это случилось, видимо, 15 марта 453 года или несколько дней спустя. Аттила должен был выступить в поход, вероятно, 20 марта.

В течение свадебных торжеств император пребывал в приподнятом настроении. («Magna hilaritate resolutus», — пишет Иордан.) Войдя в спальню со своей брачной добычей, он тотчас свалился с ног, обремененный выпитым вином и одурманенный сном — vino somnoque gravatus, сообщает тот же автор.

Гвардейцы Аттилы у дверей спальни бдительно охраняли покой новобрачных. Эдекон неоднократно приходил лично удостовериться, что все спокойно. Наступил полдень, но из комнаты еще никто не выходил. Гости и воины, приглашенные или прокравшиеся на пир, добрались до бурдюков с вином и опохмелялись, отпуская более или менее пристойные шутки насчет мужской силы императора.

Онегезом овладело беспокойство. Аттила никогда не казался ему человеком, способным столь долго предаваться сладострастию, забыв о делах. Вместе с Эдеконом он идет к спальне. Эдекон несколько раз стучит в дверь. Сначала тихонько, потом все громче и громче. Выломав двери топором, Эдекон, Онегез и несколько сыновей императора врываются в спальню.

Аттила распростерт на своей постели из груды шкур. Лицо, шею и грудь заливала кровь. В самом дальнем углу, закутавшись в свои разорванные одежды и меховой воротник, съежилась Ильдико. Она находилась в прострации, не могла проронить ни слова, содрогаясь в конвульсивных спазмах.

Онегез, Эдекон, сыновья и офицеры охраны осмотрели тело. Нигде ни малейшей раны, ни следов удара или удушения.

Послали за врачами. Пришли сразу трое. Они осмотрели тело, рот и не нашли признаков отравления.

Врачи вынесли свой вердикт: апоплексия с удушьем из-за обилия крови, шедшей из носа и горла. Они добавили, что сей печальный конец их нисколько не удивляет, так как подобные явления, но меньшей силы, уже происходили. Избыток пищи и особенно вина подкосили человека, уже надорванного усталостью и нервными переживаниями.

Охрана собралась было расправиться с Ильдико, но вмешались врачи, подтвердившие непричастность женщины к смерти императора.

Ильдико наконец заговорила. Аттила ее не тронул, и ей не пришлось отдаваться или отбиваться. Перебрав вина, он сразу заснул. Когда он пробудился, его стошнило. Он сказал ей: «Не зови никого, что бы ни случилось». Она поднялась, закуталась в мех. Затем брызнула кровь и залила все. Он сипел и харкал кровью, хватаясь за горло, покрылся потом. Потом рывком перевернулся на живот и затих.

Так скончался Аттила, сын Мундзука, племянник и наследник Роаса, император гуннов.

Большой праздничный зал был очищен.В середине на церемониальном ложе поместили тело почившего императора, облаченного в свои самые дорогие меха, в правую руку вложили меч Марса, в левую — длинное серебряное копье, под ноги подложили щит.

Новость быстро облетела всех. Перед дворцом с воплями боли и ярости собрались воины, требуя выдать убийцу. Онегез и Эдекон рыдали подле трупа. Скотта первым овладел собой, вышел и успокоил толпу: убийства не было, вождь умер своей смертью, он в этом убедился, и лекари это подтвердили. На завтра Скотта объявил поминальные игры, которые пройдут на поляне, где тело Аттилы будет покоиться в шелковом шатре, пока не выроют могилу в месте, которое останется неизвестным, чтобы никто не смог ее разорить и захватить погребенные в ней сокровища.

На закате солнца был развернут шатер, и личная гвардия Аттилы доставила тело императора, положив его на гору шкур и дорогих ковров. Иностранные правители, среди которых был и гепид Аларих, сыновья Аттилы, Онегез и прочие официальные лица всю ночь стояли в почетном карауле.

На следующий день открылись погребальные игры. Во славу почившего вождя пелись гимны и эпические песни, играла музыка, исполнялись танцы. Затем последовали скачки, метание копья, стрельба из лука, потешные бои и военный парад.

Кордон воинов препятствовал любопытным проникнуть на поляну, отведенную для игр. Другие воины направлялись копать могилу. «Латинская патрология» аббата Миня свидетельствует о расхождении рассказов древних хронистов в описании похорон Аттилы. У одних, к мнению которых склоняется Марсель Брион, могильщиками были офицеры, лучшие из воинов, которые подготовили могилу вдали от людских глаз. Другие, чей рассказ вызвал больше доверия у Амедея Тьерри, говорят о местных крестьянах, согнанных копать могилу под надзором офицеров, и кордонах гвардейцев Аттилы, сделавших все, чтобы не только скрыть от посторонних саму работу, но и не позволить установить точное место последнего приюта вождя.

Другое противоречие касается характера самой могилы. Это могла быть широкая и глубокая яма в месте, скрытом естественной оградой из деревьев и зарослей кустарника. Но возможно и то, что, поставив плотину, осушили часть русла реки, где и захоронили тело, скрыв затем могилу под хлынувшей водой. Таким образом, можно допустить, что одна группа копала ложную могилу за деревьями и кустарниками, тогда как другая команда под личным руководством Эдекона готовила могилу посреди реки. Гроб сначала закопали в первой, а затем тайно ночью перезахоронили в настоящей могиле в русле реки.

Иордан утверждает — и Амедей Тьерри это допускает, — что тело было заключено в трех гробах — железном, помещенном внутрь серебряного, который в свою очередь был вложен в золотой. Несомненно, погребение состоялось в присутствии только самых избранных.

В это время воины были созваны в укрепленный и тщательно охраняемый лагерь на страву — традиционную тризну гуннов с поминальным пиром и играми.

Когда тело предали земле и закопали вместе с гробом самое дорогое оружие и украшения, всадники личной гвардии Императора гуннов пронеслись в бешеной скачке мимо могильного холма.

И еще одно противоречие в сообщениях хронистов, более близких к эпической литературе, чем к истории. По версии Иордана, землекопы, рывшие могилу, были зарезаны воинами Аттилы, чтобы сохранить в тайне могилу императора и защитить ее от разграбления. Другая легенда, более распространенная среди хронистов и опубликованная аббатом Минем, гласит, что в своей скорби и в презрении к смерти все воины личной гвардии Аттилы решили возродить давно оставленный древний обычай и покончить с собой, чтобы удостоиться чести быть погребенными возле своего господина.

Такие почести усопшему герою существовали в самых древних традициях. Эта стража из мертвецов, хранившая вечный покой мертвеца, имела единственную цель — прославить на все времена покинувшую этот мир знаменитость. По легенде, которую повторяет Марсель Брион, тела добровольно простившихся с жизнью были посажены верхом на убитых коней и стояли, поддерживаемые кольями, в течение нескольких часов, образуя кольцо вокруг могилы Аттилы, уставив невидящий взгляд во все концы империи.

Вполне возможно, что старинное предание добавило трагизма событиям, в действительности же на могиле закололи себя лишь несколько фанатиков.

Конец Аттилы был и концом Западной Римской империи. Вождь гуннов нанес последний смертельный удар этой огромной разноплеменной империи, безнадежно пытавшейся сохранить свое призрачное единство. Теперь Галлия готова была начать разматывать путеводную нить клубка собственной судьбы.

Зато отказ Аттилы от взятия Константинополя и его смерть перед началом задуманного завоевания всех римских земель, ставшего его последней мечтой, отдалили конец Восточной Римской империи еще на тысячу лет.

В обоих случаях Аттила решающим образом повлиял на ход истории.

Бувье-Ажан Морис. Бич Божий

Источник: history.wikireading.ru


Источник